Зачем студенту колледжа WorldSkills, или Как стать ювелиром международного класса

В мастерской шумно: гудит техника, стучат молотки, глухо ударяются о столы бессчётные инструменты, только разговоров не слышно. Над верстаками склонились несколько десятков голов в белых шапочках и платках. Лица здесь все спокойные, сосредоточенные; руки не делают лишних движений; кажется, даже каждый поворот головы рассчитан.

А ведь это не умудрённые многолетним опытом профессионалы, а начинающие ювелиры — студенты колледжей. У них экзамен, причём не обычный, а демонстрационный, по стандартам WorldSkills Russia. В Колледже декоративно-прикладного искусства имени Карла Фаберже ребята третий день подряд подтверждают свою профессиональную квалификацию.

Бормашина, штихель, лобзик для ювелирной работы

На верстаке под лампой лежат чертёж, молотки, бумага с набросками и карандаш, пластиковые очки — защита для глаз. В небольшой коробочке с прозрачной крышкой пирамидкой торчат свёрла разных форм и размеров. А ещё здесь целая россыпь напильников, пинцеты, лобзики, тиски, штангенциркули, резинки и полировальные круги для бормашины. Последняя крепится к столу и выглядит вполне безобидно. Но когда её включают, хочется выйти — чувствуешь себя так, как на приёме у стоматолога.

Движение WorldSkills появилось в 1947 году, когда глава испанской молодёжной организации понял, что стране не хватает опытных рабочих. Сегодня в нём участвуют представители 76 стран, в том числе и Россия. По стандартам WorldSkills проводят чемпионаты профессионального мастерства, а теперь по его методике сдают экзамены.

Небольшие ящики, которые закрываются на ключ, есть у каждого ювелира. Мастера кладут в них драгоценные материалы, запирают, ставят пластилиновую печать и отдают в сейф, а с началом нового рабочего дня — проверяют, в порядке ли эта пластилиновая пломба. И хотя ценные металлы на экзамене пока не используют, этот сундучок каждый раз напоминает, что работа ювелира — ещё и большая ответственность за сохранность драгматериалов. Их колледж приобрёл специально, чтобы приучать студентов к стандартам профессии.

Рядом на полу стоит кейс для инструментов, которые у каждого свои, как у врача или парикмахера. Штихель — тонкий стержень с заточенным концом и округлой ручкой — студенты вообще делают сами, потому что его размер подгоняется под руку конкретного мастера. Значит, пользоваться чужим будет просто неудобно.

Часть комнаты огорожена стеклом. В ней есть горелки, чтобы паять, рядом с ними — ковшики с водой для охлаждения горячего металла, а сверху вытяжка. Здесь же стоит оборудование для шлифовки и полировки с массой разных насадок-щёток. С его помощью также моют ювелирные изделия. 

От латунной пластины до ажурной подвески

Экзамен разбит на модули, на каждый из которых отводится шесть часов. Получается, один день — один модуль — одно техническое задание, указанное на чертеже. На нём же изометрическая проекция изделия.

Сначала были только латунная пластина размером 100 на 50 миллиметров и 100-миллиметровый кусок проволоки. Первую нужно было сделать ещё тоньше, вырезать из неё круглый кулон с геометрическим узором. Вторую предстояло поделить на перемычки, соединившие в итоге «лицо» изделия с «изнанкой».

На первом этапе участники выпиливают из металла основу будущего украшения — круг с узором. На второй стадии подвеска получает объём и цилиндрическое ушко, на финальной — её собирают и добавляют ушко для цепочки. Близится конец последнего дня испытания, в руках и на столах почти готовые кулоны с отверстиями и углублениями для камней. Правда, сами камни в подвески не вставляют — этого не требует экзамен. В него включили основное, что должен уметь мастер: выпиловку изделия, пайку, монтировку и сборку компонентов.

Готовая подвеска должна соответствовать размерам, указанным в чертеже. Но цифр в нём всего несколько, и длину сторон звезды в центре, углы между ними и многое другое рассчитывать приходится самим. В этом и есть преимущество WorldSkills, уверен эксперт Николай Шаронов: «Там указаны два габаритных размера, и всё остальное человек должен додумать. Значит, его должны были научить думать, научить выстраивать стратегию выполнения этого изделия». Рабочий становится творческим человеком, получает цель и направление, а дальше сам планирует свои действия.

Торопиться, как и опаздывать, здесь нельзя. И не только потому, что качество изделия может пострадать. Дело в том, что эксперты оценивают ещё и умение студентов распределить время, организовать себя и своё рабочее место — этим навыкам, пожалуй, позавидовали бы многие взрослые.

Раздаётся звук свистка, и студенты высыпают в коридор на перерыв. Никита Стёпин учится на последнем, четвёртом курсе. Он чемпион Москвы 2016 года, и ему предстоит представлять столицу в составе сборной на чемпионате в Абу-Даби. «И морально, и профессионально готовлюсь. И сам, и мой эксперт мне помогает», — говорит он.

Как составляют задания

Демонстрационный экзамен составлен по методике WorldSkills и придерживается тех компетенций, которые определены национальным чемпионатом. «Для демонстрационного экзамена конкурсное задание, техническое описание, критерии оценки разрабатывает национальный эксперт, — объясняет заместитель директора по контролю качества образовательного процесса Валентина Осовская. — Задание по демонстрационному экзамену по каждой компетенции разрабатывается для всей России».  

Наша страна ориентируется на стандарты, принятые в мире. Николай Шаронов уточняет: «Были выбраны определённые технические действия: выпиловка, пайка, монтировка, сборка. Всё. Нет камней, нет декорирующих материалов, как эмаль, камни, ещё что-то. Конкретные технологические операции. Обучение затрагивает всё, а в соревновательном процессе есть только операции, которые надо выполнить чистейшим образом за определённое время». 

Молчаливое судейство

Ребята сдают работы в конце модуля, то есть ежедневно. «Каждый день — оценочный. Изделие одно, но в нём три модуля. И каждый модуль рассматривается как отдельное изделие. Потом всё это суммируется. Поэтому расслабляться нельзя ни в день первый, ни в день второй, а всё время напряжённо трудиться».

  

На столах у экспертов — целый список аспектов, по которому оценивают каждый модуль. На третьем их больше двух десятков: от длины подвесной части, толщины её подпайки, диаметра кулона до изготовления отверстий под камни, пайки и отделки кулона. Часть этих аспектов объективные, например диаметр изделия, а часть — субъективные (пайка или декоративная разделка подвески).

Как убедиться, что оценка не завышена или не занижена? Над этим работают пять человек. Они ставят баллы — от одного до четырёх, если изделие ниже уровня стандартов индустрии, пять — восемь — если оно соответствует или более-менее соответствует им. За превосходный результат дают 9–10 баллов.

Что интересно, оценки выставляют молча, используя таблички с цифрами. Никаких советов и консультаций нет. Причём разница в баллах разных экспертов не может быть больше трёх. Все баллы и оценки регистрируются в международной информационной системе (Competition Information System — CIS). Свои результаты студенты узнают уже после окончания всех демонстрационных экзаменов.

Кстати, самих экспертов тоже обучают. «Чтобы стать экспертом, нужно знать конкурсную документацию, правила поведения, кодекс этики, то есть всё, включающее соревнования, нужно уметь. Человек должен быть способен провести собственный чемпионат у себя в регионе», — говорит национальный эксперт Мария Терентьева. Москва по собственной инициативе создала курсы подготовки экспертов, но пройти полную сертификацию они всё равно смогут только через союз WorldSkills.

Кто выбирает экзамен WorldSkills

Государственная итоговая аттестация по рабочим профессиям может проходить в разных формах: экзамена, защиты выпускных практических квалификационных работ, письменных экзаменационных работ. «В рамках выпускной квалификационной работы мы имеем право провести и экзамен (его назвали демонстрационным) для подтверждения соответствия полученных компетенций федеральным государственным образовательным стандартам. И поэтому у нас сейчас государственная итоговая аттестация состоит из двух частей: демонстрационного экзамена, который показывает уровень освоения компетенций профессиональных и общих, и защиты выпускной практической квалификационной работы и письменной экзаменационной работы», — поясняет Валентина Осовская. 

Сейчас аттестацию в таком виде проходят в пилотном режиме, и студенты сдают экзамен добровольно. Сдающих, согласно правилам WorldSkills и приказу Департамента образования, должно быть не меньше 70 процентов. Но в колледже их оказалось больше. Замдиректора добавляет: «Я думаю, что в дальнейшем этот демонстрационный экзамен будет как обязательная часть  государственной итоговой аттестации».

Кто в выигрыше

Выпускникам выгодно проходить аттестацию в виде демонстрационного экзамена: так они получают возможность  подтвердить свою квалификацию в соответствии с международными стандартами. «Ребята знают: все те, кто удачно сдаст сегодняшний демонстрационный экзамен, обязательно получают сертификаты, которые имеют определённую значимость, определённую ценность. И при устройстве на работу, при собеседовании с работодателями они могут его предъявлять», — рассказывает директор колледжа Мария Никулаева. 

Для колледжей этот экзамен — возможность объективно оценить содержание и качество образовательных программ, материально-техническую базу, выяснить, на что обратить внимание в своей работе. А работодатели приходят на испытания, чтобы присмотреться к потенциальным сотрудникам и увидеть ребят в деле. Например, Никиту Стёпина, которому ещё предстоит защищать диплом, уже хочет видеть в своих рядах ювелирная компания.

В прошлом году отложенный трудовой договор подписал 41 старшеклассник и студент. Они познакомились с будущими работодателями в кванториумах, где под руководством преподавателей ведущих вузов изучали нанотехнологии, конструировали роботов,  постигали геоинформатику и многое другое. Начать работу ребята смогут после получения среднего профессионального или высшего образования, а также после прохождения воинской службы. 

Колледж Фаберже помогает своим выпускникам найти работу. Многих из них ещё со студенческой скамьи примечают главы ювелирных фирм, и ребята дорастают до руководителей цехов. Некоторые возвращаются в альма-матер в качестве преподавателей, а потом приводят сюда своих детей. Так в колледже растят династии ювелиров, чьи фотографии можно увидеть на стенах коридоров.

3D-принтер, или «Растишка» для полимерных моделей

Уже сама учёба — отличная подготовка к экзамену. Студенты умеют больше, чем показывают экспертам WorldSkills. «Мы развиваем традиции русской ювелирной школы, традиции фирмы Карла Фаберже. Также мы развиваем и новые технологии, такие как 3D-моделирование ювелирных изделий и так далее», — говорит преподаватель колледжа и эксперт Лариса Цветкова.

Программы для 3D-моделирования позволяют понять, как будет выглядеть готовое изделие. Картинка с компьютера учителя выводится на экран, закреплённый у потолка, и проект могут видеть все студенты. «Если бы студент делал всё вручную, ему бы пришлось учиться лет 10–15 и опыта набираться, а тут он в течение двух лет может подобную вещь создать. Это не просто картинка, а полноценный продукт», — показывает технику заведующий творческой мастерской, преподаватель творческих дисциплин Денис Прозоров.

На экране — макет студенческой работы, а в руках у заведующего — заготовка. Это яйцо, внутри которого потом спрячутся Дед Мороз и ёлочки. А пока оно усыпано крошечными золотистыми снежинками, вырезанными лазером. Денис Прозоров включает установку, но самого луча не видно, только по поверхности металла бегает красная точка. После неё остаётся идеально симметричный рисунок из прорезей.  

3D-принтер здесь называют «растишкой», потому что он слоями буквально выращивает  модель из полимера, похожего на кисель. Заведующий творческой мастерской говорит: «Лампа засвечивает нужный трафарет, поднимает потихонечку, и так она растёт». Это долгий процесс. Например, чтобы «вырастить» то самое яйцо со звёздочками, нужно часов 15.

Ручная работа: от классики до модерна

В так называемом салоне выставлены лучшие работы студентов, причём не только дипломные и творческие, но и просто учебные. На стенах развешаны украшенные стразами картины из батика, на вращающихся стеклянных витринах — кулоны, кольца, серьги и колье в разных стилях: от классического, барокко и рококо до модерна. Много крупных брошей с камнями, а ещё — запонки, шкатулки и томик Пушкина с эмалевой росписью, узбекский кокошник для незамужней девушки, брошь и серьги с сердоликом, напоминающие об украшениях тувинок, казахские нависочные украшения, зеркало в египетском стиле. 

Ещё одна работа — целый пейзаж в миниатюре: на голубоватом камне-скале приютился крошечный золотистый домик, к которому ведёт дорожка, а рядом выросло разлапистое дерево.  Конечно, здесь и пасхальные яйца, некоторые — с «сюрпризом». Если их открыть, внутри увидишь небольшие фигурки.

Лампа с абажуром из батика кажется очень цельной, единой по стилю, хотя её делали два студента. «Совместные проекты мы очень приветствуем. Во-первых, дети учатся работе в команде, учатся слушать друг друга», — рассказывает Лариса Цветкова. Это умение ценится не только в учёбе или на экзаменах WorldSkills, но и когда молодые специалисты приходят работать на производство, где, как правило, трудятся бригады из нескольких человек.  

В центре салона — отдельная витрина с ажурным кадилом, крестиками, иконками и Евангелием. Его серебряный оклад украшает гравировка, а на обеих сторонах — живописные эмали. Напротив, на другой витрине, необычная дипломная работа: птица на ветке раскрывает крылья и чирикает.  

Создавая некоторые из изделий, студенты использовали 3D-технологии, но ручная работа в колледже — в приоритете. Это именно то, чем славится русская ювелирная школа, которой есть что показать миру, кроме знаменитых яиц Фаберже.  

 

Россия вступила в движение WorldSkills International в 2012 году. В 2015-м сборная взяла награду за профессионализм. А теперь у Никиты Стёпина все шансы побороться за призовое место на соревнованиях в Абу-Даби. В 2019 году мировой чемпионат примет Казань, и наверняка к тому времени в московских колледжах появятся новые таланты.

Поделиться: