Пока не выросли Загитова, Медведева и Трусова. Что было с женским катанием в России?

"Матч ТВ" разбирается, почему в 2007-2012 у сборной России был провал в результатах и отчего это пошло на пользу будущим поколениям спортсменов.

За последние 6 лет женское одиночное катание в России совершило такой скачок, что его вполне можно выделить в отдельный вид спорта. Российские фигуристки претендуют на победу на каждом старте, где участвуют, и побеждают при этом чаще, чем кто бы то ни было. Евгения Медведева — единственная из ныне катающихся двукратная чемпионка мира, серебряный призёр Олимпиады. Алина Загитова — олимпийская чемпионка и обладательница неофициального большого шлема. Александра Трусова — четырежды рекордсменка Гиннесса за уникальные прыжки и двукратная чемпионка мира среди юниоров. Анна Щербакова — двукратная чемпионка России, а это достижение сопоставимо с международными победами. Алена Косторная — действующая чемпионка Европы и обладательница мирового рекорда в короткой и по сумме двух программ. Елизавета Туктамышева — чемпионка мира и Европы, самая взрослая фигуристка, когда-либо исполнявшая тройной аксель и четверной тулуп. И это только выборка самых-самых — вообще же сильных фигуристок в России значительно больше.

Фото: © Jon Olav Nesvold / ZUMAPRESS.com / Global Look Press

Сейчас нам кажется, что так было всегда, но всего 10 лет назад неплохим результатом для наших одиночниц считалось попасть в десятку на Олимпиаде, а серебро Алены Леоновой на чемпионате мира-2012 было фантастикой.

Значит ли это, что после ухода Ирины Слуцкой в 2006 году в России почти 10 лет вообще не было женского одиночного катания? Безусловно, нет. Спортсменки соревновались на российском и международном уровне, но по разным причинам успеха не добивались.

«Потерянное» поколение

2006 год был моментом выхода во взрослые тех фигуристок, которые родились в период с 1988-го по 1992 год. Их детство пришлось на время, когда не до спорта было в равной степени и государству, и гражданам. Родители продолжали приводить детей в секции, потому что российские спортсмены, взрощенные в старой системе, продолжали побеждать, но средств на подкатки (дополнительные занятия с тренером) и индивидуальные уроки у большинства не было. Тогда вообще не было такого понятия, как дополнительный лед — торговые центры с катками и коммерческие ледовые дворцы построить еще не успели. Все были примерно в одинаковых непростых условиях.

Ксения Макарова / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

А таланту, каким бы он ни был выдающимся, для устойчивого прогресса нужны условия — материальная база, специалисты, поддержка. Все это в значительном объеме стало появляться в России только к концу первого десятилетия нового века — как раз с прицелом на домашнюю Олимпиаду.

Новая реальность

В 2002 году поменялась система судейства фигурного катания, и все большее значение стали играть непрыжковые элементы — связки, скольжение, хореография программы. Детям, наученным прыгать, и тренерам, привыкшим учить именно прыжкам, было сложно внезапно начать плести кружева ногами.

К тому же зависимость второй оценки от стабильности результатов никто не отменял. Пока в мире катались бессменные первые номера своих сборных Каролина Костнер (Италия), Сара Майер (Швейцария), Киира Корпи (Финляндия), Мики Андо (Япония), в России практически каждый год была новая чемпионка, неудачно выступающая на главных международных стартах. Это явно не те условия, в которых возможно постепенно нарастить «компоненты», внушив мировому сообществу — именно с этой девочкой мы связываем большие надежды.

Виктория Волчкова / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

Поэтому россиянки проигрывали сразу по всем фронтам — не только нестабильными прыжками, но и так называемым «артистизмом».

При этом уже в 2009 году на чемпионате России победила фигуристка, не имеющая права выступать на международных стартах из-за возраста — Аделине Сотниковой тогда было всего двенадцать. До ее первого взрослого сезона оставалось три года.

Выбор профессии

У девушек не было мотивации продолжать карьеру в отсутствие сколь-нибудь значимых успехов — потребность зарабатывать и социализироваться в неспортивной жизни тогда была в приоритете. Нина Петушкова завершила карьеру в 18.

Большинство оставили спорт в 20-23 года — Ксения Макарова, Ксения Доронина, Александра Иевлева, Ольга Найденова. Это возраст, когда обычные люди получают диплом о высшем образовании и начинают работать. Характерно, что практически все одиночницы, являвшиеся лидерами сборной России в то сложное время, стали тренерами. Характерно и то, что они продолжают тренировать детей до сих пор. Периодические роли в ледовых шоу — лишь дополнение, но не главное дело.

Тренер Виктория Буцаева и Илья Яблоков / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

Если взглянуть на пул тренеров, которые дали миру больше всего выдающихся фигуристов, единицы из них могут похвастаться собственной реализованностью в спорте. Обычно это история или о тяжелой травме, или о невезении, или о недостатке подготовки и психологической устойчивости. И то, что мешало спортсмену, становится мощным стартовым капиталом для наставника.

Заразить детей желанием побеждать, научить тому, что умеешь сам, найти специалистов для обучения тому, чего не умеешь, — и вот талантливый шестилетний цыпленок превращается в лебедя.

Виктория Волчкова (по мужу — Буцаева) была второй на чемпионате России и бронзовым призером чемпионата Европы, а теперь учит четверным прыжкам Илью Яблокова и Владимира Самойлова.

Ольга Найденова работает детским тренером в Сочи. Александра Иевлева с нуля создает систему фигурного катания в Объединенных Арабских Эмиратах и выводит на лед первую фигуристку в хиджабе Захру Лари — интересный материал об этом можно прочитать здесь.

Захра Лари / Фото: © Naoki Nishimura / AFLO / Global Look Press

Пока у них среди учеников нет взрослых победителей больших турниров, но и тренерский стаж относительно невелик. 

Возможно, однажды кто-то из российских фигуристок «потерянного поколения» заметит и воспитает свою Загитову, Туктамышеву или Трусову.

Читайте далее

Поделитесь с друзьями: