В прокат вышел "Вечный свет" — новый фильм французского режиссёра Гаспара Ноэ

Это то ли игровой фильм, то ли документалка, то ли большой рекламный ролик. На прошлогоднем Каннском фестивале картина наделала много шума

На премьерном показе «Вечного света» на Каннском киносмотре у выхода из зала дежурила скорая. Говорят, финальная часть фильма может спровоцировать эпилептический припадок.

Директор фестиваля Тьерри Фремо назвал эту картину «не полным и не коротким метром, а метром Гаспара Ноэ». В центре сюжета — две женщины, их играют Шарлотта Генсбур и Беатрис Даль. Место и время действия — один день на съемочной площадке. Снимают фильм про Жанну д’Арк. Структурно картина похожа на прошлую работу Ноэ — фильм «Экстаз». Новый даже называют послесловием к предыдущему. «Вечный свет» затевался как 15-минутный рекламный ролик, который режиссеру заказал бренд Yves Saint Laurent.

В итоге получилась 50-минутная энергичная и бьющая по глазам и чувствам хулиганская импровизация, не совсем следующая законам кино, считает кинокритик проекта The City Егор Москвитин.

Егор Москвитин – кинокритик проекта The City:

Это такой after party после его фильма «Экстаз», когда все уже пришли в себя, но все еще находятся в особняке и предаются более размеренным, но все равно мощным страстям. Как и в случае с «Экстазом», актрисам Беатрис Даль и Шарлотте Генсбур дали совершенно примерный сценарий. Первая часть фильма — их импровизация. Две очень интересные женщины рассуждают об искусстве, об отношениях с мужчинами, о воле или безволии продюсеров и режиссеров, о жертвах, на которые приходится идти ради работы. Это такой невероятно интересный разговор, в нем нет интонаций самого Гаспара Ноэ. Исповедь двух женщин. Дальше начинается уже срежиссированная история о том, как идет в тартарары съемка фильма, как все как обычно сводится к страданию, к жестокости, агрессии — эта часть менее интересная, чем импровизация актрис. Есть ощущение, что для Гаспара Ноэ очень важно объяснить, что если история человечества это, как он выражается в прологе, — история геноцида женщин, то история кинематографа, да и вообще всех искусств — это история того, как женщинам приходится восходить на свою собственную Голгофу ради амбиций жестоких мужчин».

Эпиграф к фильму — из Достоевского. Диалоги героев сопровождают цитаты из картин других известных кинематографистов — Жан-Люка Годара, Карла Теодора Дрейера. «Вечный свет» снимали всего пять дней, без сценария. Монтаж и сведение звука заняли полтора месяца. О смыслах, заложенных в эту работу Ноэ, рассуждает кинокритик Егор Беликов.

Егор Беликов – кинокритик:

Она исследует странную, непонятно как вообще пришедшую в голову связь эпилепсии и кино. Достоевский еще писал о том, что в эпилептическом припадке он чувствует какой-то необычайный приток счастья, который невозможно получить никак иначе. Эта ситуация, собственно, приводится в эпиграфе к фильму. И точно так же Ноэ рифмует это с самим искусством кинематографа — о том, что, мол, мы все смотрим на мелькающий экран и оказываемся в совершенно ином мире, в который иначе не попасть. Все это опять же третий раз зарифмовано с историей с Жанной д'Арк, про которую они, собственно, и снимают фильм, выясняется что он таким образом приносит Шарлотту Генсбур словно бы в жертву мирового кинематографа — опять же нетипичная идея. Мне кажется, что Ноэ — я общался с ним как-то чуть ли не целый час — многое делает по наитию, не всегда понимая, зачем он снимает тот или иной фильм».

Критики сходятся в том, что этот «самый радикальный аттракцион года» от Гаспара Ноэ любителям артхауса стоит смотреть непременно в кинозале. По телевизору и уж тем более на экране смартфона эмоции будут совсем не те.

Читайте также:

Поделитесь с друзьями:

Мой район