Держитесь там! Почему новый возрастной ценз может убить юниорскую фигурку в России

Лучше бы увеличили суммы призовых…
Софья Акатьева / Фото: © Jurij Kodrun - International Skating Union / Contributor / International Skating Union / Gettyimages.ru

«Главное историческое решение», — после подведения итогов голосования тогда еще действующий президент Международного союза конькобежцев (ISU) Ян Дайкема не скрывал восторга. «Важнейшее, что случилось на этом конгрессе», — подхватывал чуть позже Ким Чжэ Ель — уже президент нынешний.

У возрастного ценза вообще был хоть один шанс не пройти?

Ни единого. Если оставить за скобками предложения о поднятии возраста от Нидерландов, вынесенное в экстренном порядке на конгресс-2018 (даже не прошедшее в повестку), и Норвегии двумя годами позже, в этой истории все равно были заинтересованные. Пока наши уважаемые фигурнокатательные деятели заполняли информпространство комментариями о том, что у голландцев нет фигурного катания, а норвежцы со времен Сони Хени вообще никого не воспитали — дескать, куда вы лезете, — похожие мысли зрели уже внутри самого ISU.

По нашей информации, совет ISU на самом деле собирался выдвинуть собственное предложение по возрастному цензу еще в декабре 2020 года, прямо перед чемпионатом России. Я узнал об этом, как только получил документ с инициативой норвежцев. Причем узнал экзотично — мне посоветовали не торопиться его публиковать. Мол, скоро у этой истории появится игрок покрупнее и Норвегия со своим предложением просто будет не нужна.

В итоге так и вышло, но перед этим ISU решил взять паузу на целый год. Полагаю, чтобы подготовить доказательный базис — то, чего предложения Нидерландов и Норвегии были лишены напрочь. Совет заказал у медицинской комиссии соответствующее исследование, а у комиссии спортсменов — опросник среди фигуристов и тренеров по всему миру. Его выпустили в январе 2021-го — банальная Google-форма, доступная всем и каждому, кто о ней знает. Если совсем уж честно, то я в ней даже проголосовал — естественно, против. Но судя по тому, что 86% опрошенных в итоге были «за», мой голос ни на что особо не повлиял. А говорят еще, мол, голосуй или проиграешь…

Строго говоря, ISU был в полной готовности принять возрастной ценз уже к середине 2021 года. Для этого было все, включая сформированное общественное мнение. Оно, кстати, было не таким уж стабильным, как может показаться на первый взгляд. Даже Нидерланды, с которых все и началось, в какой-то момент если и не дали задний ход, то хотя бы немного притормозили. «Лично я же все еще поддерживаю ценз, но могу сказать так: мое отношение сместилось с четкой черно-белой парадигмы в сторону чего-то более светло-серого», — говорил мне один из авторов первого предложения по цензу Йерун Принс еще осенью 2020-го.

Но со временем все устаканилось. Принято считать, что точкой невозврата стала Олимпиада в Пекине и в особенности скандал с Камилой Валиевой, но на самом деле он уже ничего не решал. Разве что стал еще одним веским аргументом, чтобы кто-нибудь ненароком не передумал.

Камила Валиева / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

А никто, собственно, и не собирался. Еще перед стартом конгресса ISU в Пхукете я писал, что за поднятие ценза проголосуют практически единогласно — так в итоге и вышло. Но лично мне в данном случае интересны не следствия, а причины. Вот что сказал мне после конгресса представитель одной из национальных федераций-членов ISU: «Я был очень зол на то, как все прошло. Конечно, к русским фигуристам присутствует зависть, в мире не могут принять, что они все выигрывают, поэтому и решили поднять ценз. Но все было как-то неправильно, неорганизованно, а в итоге пострадали еще и парные виды. Для них новый ценз — катастрофа».

Мнение о зависти к успехам российских фигуристок-одиночниц как о предтече поднятия возраста гуляло везде, где только можно. Но, судя по тому, что я слышал, суть была не только в нем. Пообщавшись со многими сторонниками ценза из числа западных федераций, сделал вывод, что они действительно верят в благие последствия ценза — в удлинение карьер, снижении нагрузок, физическое и ментальное здоровье подрастающего поколения, которое теперь будет развиваться стабильно и планомерно, а не рывками, как раньше.

Получится ли?

Вопрос сложный. На самом деле из всего, что было озвучено на конгрессе по теме возрастного ценза, мне больше всего понравился спич представителя Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Сергея Свиридова. Он сказал, что действительно мощной мотивацией продолжать карьеру для фигуристов послужит не ценз, а увеличение призовых — и это действительно самое мудрое из всего, что было озвучено.

Дело в том, что возрастной ценз не решит главного — он не даст фигуристкам возможность на равных конкурировать с лидерами. Сейчас поправка о возрасте выглядит как протекция сильных против чуть более слабых как на взрослом уровне, так и на юниорском. Причем в последнем случае ее влияние станет колоссальным, прямо-таки угрожающим.

При предыдущем цензе топовые фигуристки в массе своей задерживались на юниорском уровне один — максимум два сезона, после чего переходили во взрослые. Им на смену могли прийти другие — либо те, кто помладше, либо те, кто принял решение притормозить с переходом в мастера. Парадокс, но именно такая ротация давала мировому фигурному катанию сменяемость власти на юниорском уровне и возможность подготовить как можно большее количество спортсменок к выходу во взрослый уровень с каким-никаким опытом и с очками в международном рейтинге. Да, пока что в пределах одной страны, но рано или поздно и российское фигурное катание попадет в буферную зону между одним талантливым поколением и другим, и у других стран непременно возникли бы несколько лет доминации.

Теперь же на ближайшее время такой вариант исключен напрочь. Еще один парадокс, но 14-летняя Софья Акатьева, которую фанатское сообщество нарекло главной жертвой возрастного ценза (из-за неудачной даты рождения она сможет выйти во взрослые только в 18 лет — аккурат в следующий олимпийский сезон), на самом деле окажется в полной безопасности. С учетом того, что 15-летние Софья Самоделкина, Аделия Петросян и Софья Муравьева спокойно проходят в мастера уже в следующем сезоне, у Акатьевой банально не остается конкуренток, готовых бороться с ней на равных здесь и сейчас.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Судя по всему, никто и ничто не помешает ей четыре раза подряд выиграть чемпионат мира среди юниоров (если нас до него допустят, конечно). Равно как и юниорский финал Гран-при с юниорским чемпионатом России. И эта история будет повторяться с каждой сменой поколений.

Что же делать остальным, пока доминирующий лидер снимает все сливки? Ну, по замыслу авторов ценза, гармонично развиваться, морально взрослеть и физически крепнуть и ни в коем случае не терять мотивацию. «Хорошего настроение и здоровья», — говорят делегаты конгресса на Пхукете нашим юниоркам и голосуют «за».

Почему только нашим? Да потому что в подавляющем большинстве остальных стран внутренняя конкуренция в юниорском сегменте не такая высокая, а на международном уровне у них и без того было не очень-то много шансов. Для них, наверное, ценз и правда в плюс — есть время заняться учебой и не гнаться за российскими девочками.

А у нас только три квоты на тот же юниорский «мир». И количество претенденток с каждым годом все увеличивается и увеличивается.

Благими намерениями ISU запер российских фигуристок самого разного уровня в юниорах и вынудил их в течение нескольких лет жестоко грызться за место в сборной. Ментальное здоровье, снижение риска травм? Не-а. Насколько я слышал, во многих наших тренерских школах уже планируют увеличить нагрузки именно для юниоров, потому что иначе с той же Соней Акатьевой не справиться, а ездить на главные старты все же хочется.

Одной рукой чиновники «отгородили» юниорок от всех бед раннего взросления, а другой — усугубили ситуацию. Заявили, что ценз продлит карьеры, и сами же забрали у многих спортсменок стимул отсиживать несколько лет в юниорах без возможности заработать рейтинг и хоть как-то отбить денежные вложения родителей за счет призовых (на юниорских стартах они значительно ниже, чем на взрослых). Венгерская федерация фигурного катания на конгрессе предлагала учредить юниорские чемпионаты Европы и четырех континентов — в контексте поднятия ценза инициатива важнейшая, просто необходимая, ведь сейчас у юниоров за сезон только два крупных международных турнирах.

«Совет ISU не поддерживает это, потому что у нас нет денег», — говорит генеральный директор союза Фредди Шмид, и венгры вынуждены свое предложение отозвать. «Держитесь там», — как бы говорят нашим юниоркам делегаты конгресса. И читайте доклады медкомиссии о том, как о вас заботятся.

Возможно, возрастной ценз действительно необходим мировой фигурке, как сказал глава комиссии спортсменов ISU Эрик Рэдфорд. Возможно, с ним все действительно станет лучше. Но прямо здесь и сейчас лично мне видится, что из-за него мы рискуем столкнуться с массовым оттоком фигуристок уже на юниорском уровне, причем оттоком вынужденным и для многих болезненным. И принять это у меня пока никак не получается. 

Автор материала: Влад Жуков

Мой район