Запретил напоминать о разводе: как провёл последние дни Армен Джигарханян

Полтора месяца назад актер отметил 85-летие и не собирался уходить на покой, все силы отдавая своему театру. Но судьба распорядилась иначе…

– Через две недели после празднования юбилея Армена Борисовича госпитализировали — обострился диабет второго типа, стали отказывать почки и печень, — рассказал «Антенне» его лучший друг, бизнесмен Артур Согомонян. — Три года назад он попал в больницу в эти же дни, когда надумал разводиться с Виталиной Цымбалюк-Романовской. Но тогда ему удалось поправиться и вернуться к работе, однако здоровье его было сильно подорвано переживаниями из-за скандала вокруг его последнего брака. С тех пор не проходило и месяца, чтобы не сообщали о госпитализации Джигарханяна.

Часть из этих новостей была правдой, часть, видимо, писалась по инерции, но и он, и мы все привыкли, что после курса восстановления он непременно возвращается домой. На этот раз не вернулся… Весь этот месяц, что он лежал в палате, он интересовался всем тем, что происходит в России и в мире, звонил всем своим друзьям. Не любил, когда те в ответ спрашивали о самочувствии, всегда переводил тему. Хотел остаться сильным мужчиной, который не любил ни на что жаловаться.

Вспоминал, как отмечали в театре его юбилей. Армен Борисович его провел в инвалидной коляске, чтобы ему было легче, но он из нее вставал, ходил, общался. Посмотрел три работы, которые привезли молодые коллективы, и даже давал свои замечания. Выглядел очень радостным. Но потом снова обострились хронические болезни. Низкий поклон врачам, которые от него не отходили. Но ему было трудно что-то сделать против времени и здоровья, и он до последнего работал на износ, что не продлило ему жизнь.

Он хотел бы, чтобы его в первую очередь запомнили по его гениальным, фантастическим работам в кино и театре. Хотя он снялся больше чем в 300 фильмах, Армен Борисович больше любил театр, так как обожал играть на живого зрителя и без дублей. Он отдал профессии все, а личная жизнь для него была второстепенна.

Он запретил кому бы то ни было напоминать ему о том громком разводе и более никогда о нем не заговаривал. Но читал, что о нем пишут, и его расстраивало, сколько небылиц про него сочиняют. Так, совсем недавно писали, что он повторно расписался с Татьяной Сергеевной Власовой. С ее сыном и его пасынком Степаном я общаюсь каждый день и знаю, что он не женился на бывшей еще раз. В этом не было нужды, как он сам объяснял, они прекрасно воссоединились и без штампа в паспорте. Татьяна Сергеевна его простила и приняла обратно, они жили вместе в их квартире в районе Арбата, но она часто летала в Америку, где в Далласе у нее остался купленный ими давным-давно домик. И когда из-за пандемии коронавируса закрывались границы, она срочно вернулась в Москву, потому что, как она говорила, не пережила бы, если бы любимый остался без ее заботы о нем. Так что с ним почти до конца любящая женщина, с которой он прожил 50 лет и которая заботилась о нем.

Но в больницу из-за карантина никого к нему не пускали, так что она поддерживала его, как и все, только по телефону. Он много шутил с ней, рассказывал массу всего интересного и совершенно не думал, что на этот раз не справится с накопившимися болячками. Собирался как можно скорее выписываться — хотел жить полной жизнью… Но судьба распорядилась иначе. Татьяна Сергеевна после его смерти отключила все телефоны и не хочет ни с кем общаться. Для нее это огромная потеря, и, конечно, ей больно, что из-за ограничений он уходил в одиночестве…

В этом году впервые объявили Премию Джигарханяна. Я очень рад, что он ее застал, успел посмотреть несколько спектаклей, которые молодые актеры привезли из разных городов и даже стран. Теперь мы будем проводить ее ежегодно. Эта премия присваивается молодым коллективам, которые мы приглашаем сыграть свой спектакль у него в театре, а жюри выбирает наиболее талантливых и перспективных и вручает им статуэтки и небольшие материальные премии, чтобы они поверили в себя и достигли в своей профессии таких высот, как это сделал в свое время Армен Борисович.

У него осталось огромное число поклонников, которые приглашали его к себе, независимо от национальности. Он считал себя человеком мира, таковым и был, таким и должен остаться в нашей памяти.

фото: кадр из фильма «Здравствуй, это я!»

– Мы попрощались три года назад и с тех пор не виделись, — призналась «Антенне» его последняя супруга, пианистка Виталина Цымбалюк-Романовская. — Он такая величина как личность и артист, что воспоминания о нем нельзя связывать с какими-то бытовыми ситуациями, даже если они были очень громкие. Он бы хотел, и так и будет, чтобы его запомнили великим актером театра и кино. Больше всего на свете он любил театр, это была его страсть, которая реально продлевала ему жизнь, в последние десять лет точно.

У него давно было не очень хорошее здоровье, и ему ни в коем случае нельзя было менять образ жизни. Медики рекомендовали ему жить так, как он привык, делать то, что он делал обычно, общаться с друзьями и знакомыми. А окружение не давало ему общаться не только со мной, но и со всеми теми, кто был с нами близок. Я понимала, что это рано или поздно плохо закончится. Встретиться с ним при всем желании было невозможно. Он все время был за замком, рядом были люди, которые меняли ему номер телефона. Один раз он мне позвонил, и после этого ему снова сменили номер. Другие тоже пытались связаться с ним, включая журналистов, но за три года не было ни одного интервью. Как мне сказали, он уже не мог общаться, не узнавал людей, не понимал, кто перед ним находится.

Я запомню его как учителя. Он научил меня жить. Раньше я относилась к жизни легкомысленно, а оставшись без него, понимаю, что это все было правда и всерьез. Сейчас я постоянно вспоминаю его слова, цитирую его. Он настолько сделал меня как человека и личность, что я на 80% говорю его фразами. Так, он говорил, что человек одинок, что люди жестоки, что самое страшное — это зависть. Я думала, что это возрастной пессимизим, но, оставшись одна, поняла, как он был прав. Он меня от этого защитил: я половину своей жизни провела человеком, которого любила, которым восхищалась, за которым с удовольствием ухаживала. Он любил жизнь и говорил, что главное — не терять чувство юмора, особенно в тяжелых ситуациях, и уметь быть циничным.

Помимо театра он любил концерты симфонической музыки. Любил хорошие книги, но последние лет семь читать не мог из-за потери зрения и от этого страдал. Обожал закрывать дверь в доме с внутренней стороны — это был его самый любимый звук. Потому что это был мир, в который никто не придет и не помешает.

Он очень не любил посторонних людей в доме. У нас никогда не было помощниц. Он любил быть один или вдвоем. Нам было хорошо, и мы так жили. Он был самодостаточным. Любил капучино, но больше чай. При нем нельзя было произносить слово «нельзя», нужно было находить какой-то компромисс. Если перед ним стояли конфеты, то он, как ребенок, их брал и ел, хотя с его диабетом это было строго запрещено. Я старалась заменить тем, чем можно. Например, запрещенные фрукты — разрешенными ягодами.

Он это ценил, но всегда отмечал, что быть востребованным он любит больше домашнего уюта. Он любил приходить домой после работы, но не для того, чтобы сидеть на диване перед телевизором. Для него провести два вечера подряд дома было наказанием. Он должен был с утра съездить в театр, хотя бы немножко там поприсутствовать, а потом поехать пообедать в ресторан, встретиться с товарищами, выбраться на концерт. В последние годы его возили по разным местам, а он новые места терпеть не любит. Он не любил останавливаться даже в шикарных отелях даже во время съемок. Он любил свой дом и не любил излишеств в быту. Когда у него забрали его деятельность, отдав руководство театра другому человеку, он перестал быть тем, кем он был. А сопротивляться он не мог в силу обстоятельств.

Из своих 300 фильмов он больше любил два, которые не стали хитами: «Старые стены» с Людмилой Гурченко и «Здравствуй, это я!». Это тонкое кино о смысле человеческих отношений. Всегда вспоминал звездный период в Театре имени Маяковского, когда он работал с Гончаровым. Там вышли все его звездные роли — и Нерона, и Сократа. Театр был его сутью.

Досье

Родился: 3 октября 1935 года в Ереване (Армения).

Образование: в 1958 году окончил Ереванский художественно-театральный институт.

Карьера: занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самый снимаемый отечественный актер. Сыграл более 300 ролей в кино, среди самых известных — штабс-капитан Овечкин в боевике «Новые приключения неуловимых», судья Кригс в комедии «Здравствуйте, я ваша тетя!», Карп Горбатый в драме «Место встречи изменить нельзя». В 1996 году основал Московский драматический театр под руководством Армена Джигарханяна, став его художественным руководителем. Народный артист СССР.

Семейное положение: разведен. Первая супруга — актриса Татьяна Власова (в браке с 1967 по 2015 год). Вторая супруга — пианистка Виталина Цымбалюк-Романовская (в браке с 2016 по 2018 год). Дочь Елена Джигарханян (1964 — 1987) от актрисы Аллы Ванновской, приемный сын Степан Джигарханян (54 года) от Татьяны Власовой.

Читайте также:

Поделитесь с друзьями:

Мой район