10 сериалов по шедеврам русской литературы

KudaGo подготовил подборку из десяти экранизаций произведений русских писателей, которая поможет школьникам подтянуть знания бессмертных сюжетов, а взрослым — взглянуть со стороны на преодоление непреходящих нравственных проблем.

«War & Peace» / «Война и мир» (2016)

«Война и мир»

Мини-сериал «Война и мир» от BBC стал очередной британской экранизацией Льва Толстого (после «Анны Карениной» Джо Райта в 2012-м), а ещё самым дорогим сериальным проектом в истории канала. Учитывая то, что уложить великий четырёхтомник в шесть часов экранного времени — дело само по себе непростое, создатели фильма определённо добились успеха: основные сюжетные линии плотно увязаны друг с другом и нигде не провисают, а воплощёное на экране радует (хоть и не без досадных исключений) и аутентичностью костюмов, и чуткостью актёров к толстовским характерам. Пол Дано, сбросивший шкуру малодушного подлеца («Нефть», «12 лет рабства») и представший в роли благородного добряка Пьера Безухова, и подавно оказался настоящим открытием. Однако школьникам, не читавшим роман, а также слабонервным филологам стоит учесть, что внешность да и манеры некоторых героев русскому классику виделись иначе.

«Идиот» (2003)

«Идиот»

Десятисерийный художественный фильм Владимира Бортко по одноименному роману Фёдора Достоевского, вполне подходящий в качестве дополнительного учебного пособия к школьной программе по литературе. Редкий случай, когда режиссёр сумел бережно отнестись к тексту оригинала, а актёрское прочтение характеров едва ли не единогласно было признано образцовым. Христологический и демонический типы князя Мышкина (Евгений Миронов) и Парфёна Рогожина (Владимир Машков), контрастные портреты романтичной идеалистки Аглаи Епанчиной (Ольга Будина) и эксцентричной la femme fatale Настасьи Филипповны (Лидия Вележева) показаны в роковом переплетении судеб и чувств. Фильм собрал множество престижных российских наград, включая 7 премий «ТЭФИ» и три премии «Золотой орёл».

«Куприн» (2014)

«Куприн»

Интересный эксперимент по воссозданию творческого мира Александра Куприна в форме многосерийного киноальманаха из трёх частей, заглавными историями и сюжетной основой которых стали произведения «Яма», «Впотьмах» и «Поединок». В фильме герои 15-ти купринских рассказов и повестей (по пять выбрано для каждой части) встречаются друг с другом — в поезде, в борделе, в офицерском собрании, – знакомятся и даже заводят беседы о высоких и низких материях, превращаясь во взаимных свидетелей личных жизненных драм. Одним из героев становится и сам Куприн (Михаил Пореченков), пытающийся принять участие в судьбах своих персонажей, но пожинающий лишь трагические сюжеты. Среди общего ряда актёрских удач неожиданно блеснули Максим Аверин, сбросивший мачистское амплуа ради роли скромного чиновника Желткова, одержимого высокой любовью, и Елизавета Боярская, сыгравшая эксцентричную укротительницу тигров (возможно, реверанс песне отца «Дрессировщик»).

«Доктор Живаго» (2005)

«Доктор Живаго»

Тонкая и точная экранизация великого романа нобелевского лауреата Бориса Пастернака, снятая режиссёром Александром Прошкиным. Лирически-философская драма о трагической участи российской интеллигенции в первой половине XX века: в центре сюжета — история любви литературно одарённого врача Юрия Живаго (Олег Меньшиков) и незаурядной девушки Лары (Чулпан Хаматова), сквозь тяжёлую судьбу которой просвечивает образ России. Фильм, отмеченный престижными российскими наградами («Золотой орёл», «ТЭФИ»), стал действительно достойным текста оригинала размышлением о том, как сложно в условиях крушения привычного мира и духовного распада нации сохранить личность и сберечь любовь.

«Мёртвые души» (1984)

После фильма Михаила Швейцера по гоголевским «Мёртвым душам» стало невозможно читать бессмертную поэму, не представляя в роли Павла Чичикова обаятельного Александра Калягина, а фотография Александра Трофимова, заслуженного кардинала Ришелье советского кинематографа, свободно могла висеть в кабинете литературы вместо портрета Гоголя — школьники не заметили бы подмены. Пятисерийная картина 1984 года по сей день остаётся каноническим экранным воплощением сохранившегося первого тома, который по разным версиям стал то ли отечественным аналогом дантевского «Ада» («Божественная комедия»), то ли «Одиссеей» русской литературы. Режиссёр, преуспевший в экранизации русской классики («Воскресение», «Золотой телёнок», «Маленькие трагедии»), с неизменным вкусом передал историю нечистого на руку лжепомещика, скупающего неучтённых мертвых крестьян ради банковских махинаций.

«Мастер и Маргарита» (2005)

«Мастер и Маргарита»

Ещё один фильм Владимира Бортко, на этот раз упаковавшего в сериальный формат самый читаемый роман из школьных списков литературы. Истории самоотверженных влюблённых Мастера и Маргариты, гипотетического сына божьего Иешуа и Понтия Пилата, зарифмованные «негорящей рукописью» под присмотром гипотетического дьявола Воланда и его свиты, переданы режиссёром с характерным для него тщанием внимательного читателя. Критики нередко упрекают сериал в усыхании замысла до функции кинематографического подстрочника, в затёртости режиссёрского «я», но сложно сомневаться в том, что актёрские «я» Олега Басилашвили, Александра Абдулова, Анны Ковальчук, Кирилла Лаврова и других в рамках ленты вполне состоятельны.

«Тихий дон» (2015)

«Тихий дон»

После «Тихого дона» Сергея Бондарчука (2006), упрекаемого и за сюжетные лакуны, и за исторические неточности, и за пришедшихся вовсе не ко двору иностранных актёров, фильм Сергея Урсуляка хотя и вызвал разноречивые отзывы, но был воспринят критиками и публикой гораздо более благосклонно. В экранизации 2015 года драматические события мировой и гражданской войн становятся не просто фоном, но идейным продолжением истории запретной любви донского казака Григория Мелехова к замужней казачке Аксинье: проблема идентификации «своего» и «чужого» в ситуации невозможности морального выбора раскрывается на двух уровнях. На разных уровнях оживают и образы Михаила Шолохова: от точных бытовых подробностей и достоверной игры молодых российских актёров до символически изображенного Дона-батюшки, ставшего благодаря оператору Михаилу Суслову отдельным героем.

«Преступление и наказание» (2007)

«Преступление и наказание»

Российский телесериал 2007 года, пересказывающий историю Фёдора Достоевского о студенте за гранью бедности, пытающемся выбраться из причинно-следственной паутины идей наполеонизма и из беспросветных трущоб петербургского модуса. Родион Раскольников в интерпретации Владимира Кошевого, может быть, и не столь бесспорен, как в исполнении Георгия Тараторкина в классической версии 1969 года, но всё же достоверно воспроизводит состояние воспалённых убийством совести и воображения. Съёмочной группе во главе с режиссёром Дмитрием Светозаровым, зарекомендовавшим себя в детективно-криминальном мейнстриме («Улицы разбитых фонарей», «Агент национальной безопасности», «По имени „Барон“») и взявшим на этот раз новую планку жанра, удалось передать порочно-депрессивную атмосферу непарадного Петербурга второй половины XIX века.

«A Young Doctor's Notebook» / «Записки юного врача» (2012)

«Записки юного врача»

Британский телесериал «Записки юного врача», снятый по мотивам одноимённого цикла рассказов Михаила Булгакова, повествует о молодом отличнике мединститута Владимире Бомгарде, определённом на должность в захолустную русскую деревню в революционном 1917 году. 20-летний герой в исполнении Дэниела Рэдклиффа принимает профессиональное боевое крещение в атмосфере косной и суеверной сельской России, затерявшейся на задворках масштабного социального перелома. Неоперившемуся доктору приходится на ходу учиться ампутации конечности и приёму трудных родов, привыкая к неприглядной изнанке врачебного дела, и единственными «костылями» для незрелой психики становятся морфий и беседы с собственным повзрослевшим двойником (Джон Хэмм), вторым главным героем картины, для которого юный Бомгард — дневниковое воспоминание.

«Герой нашего времени» (2006)

«Герой нашего времени»

Шестисерийная экранизация романа Михаила Лермонтова о молодом офицере Григории Печорине, «лишнем человеке», растратившем великие душевные силы на случайные и лишённые высокого смысла цели. Смещённая хронология лермонтовского произведения подвигла режиссёра Александра Котта в свою очередь перемешать части романа: «Княжна Мэри» (у Лермонтова — дневниковая запись) и «Бэла» стали сюжетной основой фильма, «Тамань» превратилась в меланхоличную застольную историю, «Фаталист» предстал выплывающим из глубины печоринского дневника воспоминанием, а глава «Максим Максимыч» послужила своеобразным эпилогом. Сериал не стал громким событием, но оказался удачным воплощением атмосферы полукурортного-полувоенного Кавказа 1830-х годов, а стопроцентное, сверх ожиданий, актёрское попадание Игоря Петренко в главную роль извиняет даже то, что внешне герой больше похож на самого Лермонтова, чем на Печорина.

Автор материала: Редакция KudaGo

Мой район