16 августа Architectural Digest

Квартира архитекторов в Москве, 55 м²

В собственной квартире архитекторы Кирилл Устинов и Петр Лукьянов устроили экспериментальный полигон для своих самых смелых идей и фантазий.

Выбирая квартиру, Петр и Кирилл уже точно знали, какой она должна быть: с отдельными спальней и гостиной, минимальной кухней, отсутствием коридоров, достаточным количеством мест для хранения и обязательно с панорамным видом на Москву. Когда подходящий вариант площадью 55 м² нашелся, архитекторы сделали первую визуализацию интерьера — спокойную, серо-бежевую. А дальше возникла идея использовать синий цвет. "Эта квартира получилась такой, потому что мы делали ее для себя, ведь не каждый заказчик согласится на подобный эксперимент", — рассказывает Кирилл.

Кирилл Устинов и Петр Лукьянов проектируют как общественные, так и частные интерьеры. Ищут вдохновение в многочисленных путешествиях, с большим удовольствием проектируют маленькие пространства и пропагандируют среди дизайнеров и заказчиков отказ от поддельной мебели — в их собственной квартире стоят только оригиналы.

Но сперва они опробовали цвет на стене в съемной квартире, чтобы понять, комфортно ли им жить в окружении синего. С момента покупки квартиры, когда дом еще достраивался, архитекторы начали покупать отделочные материалы и мебель. Петр вспоминает: "Когда появилась новая коллекция обоев Cole & Son, мы влюбились в цвет и принт, эти графичные пальмы, сразу купили их, и они лежали в пакете, ждали своего часа". Именно с обоев был взят лососевый цвет потолка в спальне.

Гостиная. Комод, Morelato; скульптура бегуна, Lladró; торшер, Artemide; светильники на потолке, Wever & Ducré.

Гостиная. Диван, Ditre Italia; комод, Morelato; лампа на комоде и бра на стене, все Flos; скульптура, Lladró; пластиковый пуф (слева), Kartell; ставни сделаны на заказ.

Квартира интересна не только колористикой, но и конструктивными решениями. Например, идею деревянных ставней вместо штор на окнах архитекторы подсмотрели в Музее Гетти в Лос-Анджелесе, а ее качественное исполнение потребовало изобретательности. Получилась своеобразная оптическая иллюзия: ставни от пола до потолка создают впечатление, что и окна тоже во всю высоту комнаты, хотя на самом деле они стандартные.

Гостиная. Диван, Ditre Italia; настольная лампа, Flos.

Стол и полка сделаны на заказ по эскизам дизайнеров; стул и комод, Morelato; светильник, Flos.

Во избежание беспорядка на крошечной кухне Петр и Кирилл придумали закрывающую ее перегородку, но по факту во всем доме чистота и порядок, а перегородка теперь служит фоном для картины. Петр рассказывает: "В музее Эрарта в Петербурге мы увидели картину Алексея Ланцева "Моряки-североморцы".

Фрагмент кухни. Мебель, Arrital; ручки, Sodahomedecor; обеденный стол, Eichholtz; стул, Vitra; картину "Порт Монако" Алексей Ланцев написал специально для этого интерьера.

Она нам так понравилась, что мы связались с художником в фейсбуке, встретились и попросили написать картину — обязательно квадратную — специально для нашего интерьера. Так появился "Порт Монако". А на соседней стене в гостиной висит винтажный агитационный плакат французских военно-морских сил работы Бернара Вильмо, который архитекторы нашли в Париже.

Кухня. Кухня, Arrital; ручки, Soda Home Decor; пуф, Kartell; плакат винтажный из Парижа.

К выбору мебели подошли с еще большей тщательностью — здесь нет ни одного случайного предмета. Например, во время поездки в кампус Vitra они влюбились в кресло, созданное Жаном Пруве в 1939 году и переизданное джинсовым брендом G-Star RAW. "В Россию привезли всего два экземпляра, и один из них стоит у нас в гостиной!" — говорит Петр.

Фрагмент гостиной. Стеллаж сделан на заказ; журнальные столики, Eichholtz; ковер, Cattelan Italia; кресло из лимитированной коллекции G-Star RAW для Vitra.

Кресло из лимитированной коллекции G-Star RAW для Vitra; ковер, Cattelan Italia; столики, Eichholtz; стеллаж и ставни сделаны на заказ по эскизам дизайнеров.

Еще один эксперимент — довольно слабое освещение, такой приглушенный свет им нравится больше яркого. Так, в гостиной всего четыре встроенных спота, которые светят ровно под собой, неяркие торшер и бра и пара настольных ламп. А в спальне — только два бра от Louis Poulsen. "Мы хотели только их, о других даже не думали", — рассказывают архитекторы.

Спальня. ­Кровать, Cattelan Italia; над ней винтажное панно работы Кертиса Жере; прикроват­ная тумба, Morelato; бра, Louis Poulsen; обои, Cole & Son.

Фрагмент спальни. В нише — комод, Morelato.

А вот обеденный стол они выбрали точно такой же, как в любимом кафе "Молоко" на Большой Дмитровке. К слову, в "Молоке" они теперь нечастые гости. Кирилл говорит: "Если раньше мы постоянно куда-то ходили, то с появлением этой квартиры стали всех друзей звать домой, чтобы проводить здесь больше времени".

Кровать, Cattelan Italia; тумба, Morelato; бра, Louis Pulsen; обои, Cole & Son.

Ванная. Раковины, Duravit; смесители, Dornbracht; зеркала, Cielo; картины из галереи Carré d’artistes.

Мой район