Российский Голливуд: как в Якутии победили американское кино

В России есть свой Голливуд — якутский. О фильмах этой республики говорят все чаще: их показывают на фестивалях по всему миру, а критики и зрители с восторгом открывают новые имена. Самобытные колоритные картины понятны и в то же время загадочны. Пример — триумфатор "Кинотавра" "Пугало", который скоро выйдет в общероссийский прокат. О феномене якутского кино — в материале РИА Новости.

"Снимали на заводах"

Еще в начале 2000-х в Якутии возник настоящий бум на съемки: чуть ли не половина республики взяла в руки аппаратуру, иногда — теперь уже "винтажные" VHS-камеры. Порой получались полулюбительские фильмы, но зато это было преимущественно жанровое кино.

Знаковыми сегодня считаются "Любовь моя" Сергея Потапова (2004), хоррор "Тропа смерти" Анатолия Сергеева (2006), сделанный в манере "Ведьмы из Блэр", и исторический боевик "Тайна Чингис Хаана" (2009) Андрея Борисова.

"Совпало несколько факторов, — говорит фестивальный куратор Алексей Медведев. — Проснулось национальное самосознание: якуты — независимые люди, которые гордятся собственной историей. Они не видели отражения своей жизни на экране, поэтому взялись за камеру и начали снимать. Хотя поначалу это было не искусство, а скорее любопытный социологический феномен".

Исполнительный директор Якутского международного кинофестиваля Ирина Энгелис вспоминает: когда-то в год выходило по 20 картин местных режиссеров. Но сперва это было скорее "пробой пера".

"Снимали у себя в районах, даже на предприятиях, заводах, где работали, делали ролики и фильмы, — говорит Энгелис. — Качество было ниже, чем сейчас, но люди смотрели, к тому же приятно видеть "своих" на экране".

И здесь кроется еще одна уникальная предпосылка "якутского феномена": в республике очень любят ходить в кино. Хотя бы просто по бытовым причинам: в суровую зиму, когда вокруг минус 40 или минус 50, но хочется выйти из дома, просмотр фильма — одно из немногих доступных развлечений.

К тому же местные кинематографисты быстро поняли, что на съемках можно хорошо заработать: уже на полулюбительские якутские ленты в кинотеатрах стояли очереди. А при бюджете в 30, 50 тысяч рублей (так было в начале нулевых) в прокате фильмы собирали два-три миллиона выручки.

Добавьте то, что картины в основном снимаются на якутском языке (живом, на котором большинство разговаривает в республике). Режиссер "Пугала" Дмитрий Давыдов уверен, что хорошо сработала связка "производитель — зритель — прокатчик".

"Зрителю нравится кино на родном языке, приятно узнавать собственную культуру, быт, видеть на экране знакомых, друзей, локации. Всегда интереснее смотреть кино про себя", — поясняет режиссер.

Испугаться и посмеяться

Но про себя — не значит только драмы. Триллер и ужасы, пожалуй, самые плодотворные жанры. Потому что в Якутии есть своя очень подробная мифология, и это богатая почва для фантазии и экспериментов.

При этом популярны и комедии — их дешево снимать, и они всегда востребованы. Прибыльные картины выпускают актеры национального Саха театра, которые создали студию "Детсат". Среди их "хитов" — "Кэскил" про маменькиного сынка, который хочет стать то танцором, то строителем, или "Агент Мамбо" про полицейского, внедрившегося в банду.

"По структуре, по тому, как развивается якутское кино, оно часто бывает похоже, иногда сознательно, а иногда неосознанно, на кино Юго-Восточной Азии, — говорит Медведев. — Это фильмы Южной Кореи, Гонконга. Жанровое мышление там довольно распространено".

Постепенно в Якутии выросла школа режиссеров. Причем зачастую их основная деятельность — вовсе не кино. Например, Сергей Потапов ("Покуда будет ветер", "Подснежники") — актер и театральный режиссер Саха театра. Его постановки "Макбет" и "Мой друг Гамлет" номинировались на "Золотую маску". А Дмитрий Давыдов ("Костер на ветру", "Пугало") работал школьным учителем и снимал фильмы на каникулах или во время отпуска.

Новое кино

Новейший пример — картина Давыдова "Пугало" про знахарку из якутского села, которая живет как изгой. Ее обходят стороной, но только приключится какая-то проблема — сразу к ней.

Снежные пейзажи, обветшалая изба, колоритный сельский магазин, поход в лес за хворостом — эти детали создают аутентичную картинку. Но показанные в кадре люди — универсальны. Озлобленный мужчина, который выгоняет Пугало из магазина, дети, закидывающие ее снежками, женщины, не обращающие внимания на такой буллинг.

И только Пугало выбивается из общего ряда — своей мистичностью, трагичностью, попытками отгородиться от местных. Но каждый раз она им помогает.

Для Валентины Романовой-Чыскыырай роль знахарки стала дебютом. Что удивительно — настолько органично и естественно она держится в кадре.

Режиссер подчеркивает, что фильм не про шаманизм, а про знахарство. Но не только.

"Это история о жертвенности. Только сильный человек способен жертвовать собой и думать о других. В первую очередь это история о силе духа. Главная героиня — очень сильная женщина", — отмечает Дмитрий Давыдов.

По его мнению, вымышленная история в картине универсальна и фильм можно было снимать в любом другом регионе.

"Якутская локация — внешняя оболочка, в которую привнесены бытовые вещи. Но я бы не говорил, что фильм исключительно про якутов", — объясняет он.

При этом Дмитрий снимает на местном языке — считает это более интересным, к тому же якутским актерам привычнее на нем играть. "Это чтобы соответствовать аутентичности изображения. Если снимать на русском, какие-то понятия или эмоциональные нюансы могут поменяться в поведении и диалогах", — говорит он.

Не "Пугалом" единым

Прорыв "Пугала" на "Кинотавре" сыграл свою роль: Давыдов уволился из школы и сосредоточился на кино. В разработке уже несколько проектов (комедия, фэнтези, триллер), все съемки — в Якутии. Будет режиссером, продюсером и планирует поддерживать проекты коллег. Сейчас в республике уже сложилось настоящее братство якутских режиссеров.

"У нас очень дружные отношения — мы друг друга поддерживаем. Как таковой конкуренции нет: договариваемся, кому в какое время удобно выходить в прокат, чтобы никто никому не мешал. Советуемся друг с другом. Понимаем, что всем вместе надо развивать наше кино — по одному ничего не получится", — говорит Давыдов.

Такая уникальная ситуация дает результаты. И хотя самим якутским создателям сложно выйти в большой прокат, возможность предоставляют фестивали. Яркий пример — картины Дмитрия Давыдова, которые после побед на киносмотрах в Якутии собирали аншлаги.

А Алексей Медведев отмечает, что процесс прорыва на зарубежные рынки только начинается. "Пока нет фильма-паровоза, который бы стал событием европейского уровня, — объясняет он. — Это в стадии ожидания. Якутское кино уже заставило о себе говорить, однако мирового признания еще не получило. Нужна картина международного масштаба. Но есть люди, от которых можно этого ждать: Михаил Лукачевский, Сергей Потапов, Дмитрий Давыдов".

Последний настроен оптимистично. "Думаю, якутское кино будет на Каннском, Берлинском кинофестивалях. Нам надо выходить за рамки и делать лучше, мощнее", — считает он. Может быть, его следующим фильмам будет аплодировать уже европейская публика.

Читайте также:

Поделитесь с друзьями:

Мой район