Письма из Средневековья. Заглядываем на выставку "У вас есть непрочитанные..."

О новой выставке в Старом Английском Дворе и ее экспонатах рассказывают сотрудники отдела музейной деятельности парка "Зарядье".

В белокаменном подклете Старого Английского Двора открылась новая выставка проекта «#Подклет — “У вас есть непрочитанные…”». Экспозиция, посвященная новгородским берестяным грамотам, представляет 11 экспонатов из коллекции Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Грамоты, датированные XI–XV веками, написаны разными людьми и по разным поводам. За каждой стоит своя история. О самых интересных — в материале mos.ru.

СМС из глубины веков

Современные историки говорят: берестяные грамоты для жителей средневекового Новгорода были чем-то вроде коротких сообщений, которыми мы сегодня обмениваемся в мессенджерах. В отличие от других источников, которые переписывались и дополнялись, послания на бересте помогли специалистам услышать живую разговорную речь новгородцев самых разных сословий.

«Древнерусские грамоты — это своего рода телеграммы-молнии, которые долетели до нас из Великого Новгорода и нескольких других русских городов, где их обнаружили, — говорит сотрудник отдела музейной деятельности парка «Зарядье» Александр Сотин. — Любопытно, что самое раннее послание на бересте, найденное в Новгороде, датируется первой половиной XI века, а самое позднее — второй половиной XV века, когда в России уже активно распространялась бумага».

Текст на бересту наносили специальными заостренными палочками — процарапывали. С появлением бумаги (самые ранние из найденных бумажных документов датируются серединой XIV века, собственную бумагу начали производить при Иване Грозном) использование бересты постепенно прекратилось. Поздние грамоты были гибридными: их писали на бересте, как и на бумаге, чернилами. Таких грамот очень мало — около одного процента от всех находок: чернила на бересте сохраняются гораздо хуже, чем процарапанные тексты.

Берестяными грамотами пользовались не только в Великом Новгороде — древнейшие записи на бересте находили еще в 11 городах России, в числе которых есть и Москва (четыре грамоты). Однако больше всего находок было сделано в Великом Новгороде — местный климат и особенности почвы оказались наиболее благодатными для сохранения бересты. Первые новгородские берестяные грамоты оказались в руках советских археологов в 1951 году. Ученые продолжают делать здесь открытия — найдено уже более 1150 грамот.

Среди представленных на выставке экспонатов встречаются как письма и документы, так и записки личного характера. Короткие, часто интересные по форме и эмоциональные по содержанию записи свидетельствуют о высоком уровне грамотности жителей Великого Новгорода. Это неудивительно: новгородцам, принимавшим непосредственное участие в жизни города, было необходимо уметь читать и излагать свои мысли письменно.

Купцы, Душила и Олисей Гречин

Выставка «У вас есть непрочитанные…» приурочена к Году культурного наследия народов России. Для экспозиции подобрали берестяные грамоты, которые заслуживают особенного внимания, подчеркивает Екатерина Тавлинцева, сотрудница отдела музейной деятельности парка «Зарядье».

«Среди получателей обнаруженных в Великом Новгороде берестяных писем есть реальные исторические личности. Одно из таких посланий можно увидеть на нашей выставке. Оно адресовано священнику и художнику Олисею Гречину. Считается, что он участвовал в росписи знаменитой церкви Спаса на Нередице в 1199 году», — рассказывает Екатерина Тавлинцева.

Эту грамоту нашли в самом центре Новгорода в Троицком раскопе. Там же были обнаружены остатки мастерской Олисея Гречина.

Представлены на выставке и купеческие письма, касающиеся торговли. Одна из таких грамот, датированная XII веком, написана в Великих Луках. Отправители пишут, что отослали в Новгород очень богатый товар — вино и стеклянные бокалы. Хотя стеклоделие в Древней Руси в то время уже развивалось, стеклянную посуду импортировали из-за границы. Вино же в те времена привозили из Западной Европы или с берега Черного моря.

«Берестяные грамоты, помимо любопытнейших подробностей средневековой жизни, дали нам большой список древнерусских имен, которые уже не употребляются. Одно из них — Душила. В одной из грамот некий Душила сообщает некой Насте о том, что собирается поехать в некий Кучков. Скорее всего, автор письма имеет в виду Москву», — говорит Екатерина Тавлинцева.

Из легенд, записанных в XVI–XVII веках, известно, что в XII веке часть территории современной Москвы принадлежала суздальскому боярину Степану Кучке и называлась Кучковом. Боярин не оказал заехавшему в его владения Юрию Долгорукому теплого приема, за что поплатился жизнью. Его владения назвали Москвой по названию Москвы-реки, но район между Лубянкой и Сретенскими воротами до XV века назывался Кучковым полем. Топонимы Кучково и Москва некоторое время употреблялись одновременно. Косвенно это подтверждает один из древнейших русских летописных сводов — Ипатьевская летопись. В ней говорится: «До Москвы рекше [то есть] до Кучково».

Разные судьбы и забавные человечки

На выставке представлены две из 12 знаменитых берестяных грамот мальчика Онфима, жившего в Великом Новгороде в XIII веке. Основная масса его грамот и рисунков была найдена в 1956 году. По ним ученые установили, что Онфиму было шесть-семь лет — столько же, сколько большинству современных детей, начинающих учиться грамоте.

«Онфим писал азбуку, слоги, короткие предложения. Одна из грамот содержит такую фразу: “На Дмитре взять должки”. Это либо долговое распоряжение, либо напоминание. Мальчик мог в процессе учебы скопировать эту надпись либо просто тренировался составлять и писать подобные фразы. Там же он изобразил фантастических зверей и человечков», — рассказывает Екатерина Тавлинцева.

Один из самых интересных экспонатов — древнейшее любовное письмо в русской истории. Письмо, относящееся к концу XI — началу XII века, написано женщиной и адресовано мужчине. Отправительница упрекает адресата за то, что он к ней не приходит, хотя она уже трижды отправляла письма.

«Судя по определенным оборотам, письмо было написано очень образованной женщиной, — продолжает Екатерина Тавлинцева. — В нем содержатся фразы, которые представляют собой своеобразные литературные штампы. Завершается письмо потрясающей фразой: “Если ты начнешь надо мною насмехаться, то судит тебя Бог и моя худость”».

Понять, что берестяная грамота представляет собой письмо, можно по тому, что в самом начале автор указывал свое имя, как на конверте. Часто, чтобы скрыть эту информацию, начало таких посланий отрывали специально.

Две грамоты на выставке связаны со свадьбой. Одну из них довольные родители жениха написали свахе. В послании говорится, что выбор невесты их устраивает и, главное, «дитятке» невеста очень нравится. Второе письмо — от свахи к клиентке. Сваха высказывает свои соображения о том, что было бы неплохо выдать девушку по прозвищу Коса Великая (имя не указано) за человека, которого она называет Сновидом.

Еще один любопытный экспонат — грамота с записями личного характера, что-то вроде листка из записной книжки. Грамота датируется второй половиной XIV — первой половиной XV века. Обнаружена она не во время раскопок, а при строительных работах. Три больших берестяных листа были найдены вместе. Находка была свернута в трубку в берестяные листы длиной 50 сантиметров. Первые два листа представляют собой черновик-завещание, а третий, вошедший в экспозицию, содержит черновые записи.

Мой район