10 октября PeritoBurrito

Дерзкий план: как Норвегия сражается с овертуризмом и климатическими изменениями

Настоящая страна будущего!

В 2016 году Норвегия объявила своей целью прийти к нулевому балансу выброса углерода к 2030-му — на 20 лет раньше, чем планировалось изначально. По плану выброс углерода сократится на 53 миллиона тонн в год. Чтобы добиться этих критических изменений, страна готова реформировать все действующие системы: от транспортной инфраструктуры до туризма, приносящего ей 4,2 % ВВП.

Нулевые выбросы и огромный интерес туристов к Норвегии: что делать?

Одно дело — стремиться к углеродной нейтральности внутри страны с населением 5,5 миллиона, но как контролировать влияние туристов на климат? В 2017 году Норвегию посетили 6,3 миллиона человек, и с развитием мирового туризма эта цифра только увеличивается. Овертуризм стал проблемой во многих точках земного шара. Согласно данным Всемирной туристской организации ООН, в январе 2019-го в мире путешествовали 1,4 миллиарда туристов, что на два года опередило прогнозируемую статистику. Барселона, где проживают 1,2 миллиона человек, в год принимает 20 миллионов туристов. Местные жители выходят на антитуристические демонстрации, а городские власти ограничивают число отелей. В США вид на Подкову (Хорсшу-Бенд) в некогда потаенном меандре реки Колорадо на пути к национальному парку "Гранд-Каньон" переживает нашествие туристов — пара тысяч посетителей в год к 2018-му превратилась в 2 миллиона. А в Норвегии до знаменитого Языка Тролля — каменного выступа над озером Рингедалсватн, к которому ведет утомительный подъем почти в 25 километров, — в 2018-м добрались 90 тысяч туристов, что в 90 раз больше, чем десять лет назад.

Мусор, оставленный туристами

Хаакен Кристенсен, эколог и старший советник по активному туризму в государственной экспертной группе по развитию и инновациям Innovation Norway, рассказывает, что раньше туристические тропы не были хорошо оснащены. Посетителям негде было даже сходить в туалет или оставить мусор.

Растущее число туристов ставит под угрозу норвежский принцип allemannsretten, дающий каждому человеку право "свободно странствовать". Это популярный в Скандинавии концепт — по тысячелетнему государственному указу человек, покуда он вежлив и ведет себя прилично, может законно ходить по любой незастроенной территории и ставить палатку на одну ночь, не спрашивая разрешения у хозяина. Этот закон работал веками, но в последние годы сообщества по всей стране жалуются, что их земли буквально загадили, замусорили и заинстаграмили.

Ингунн Сёрнес, специальный советник по экологическому туризму в Innovation Norway, заявляет, что принцип "свободного странствования" необходимо оставить в неизменном виде, поскольку он важен и для политики, и для туризма, и для науки. Чтобы это сделать, нужен хорошо спланированный всеобъемлющий подход к управлению локальным туризмом.

Туристы позируют на Языке Тролля

Чтобы защитить дорогой сердцам allemannsretten, норвежское правительство тратит около 37 миллионов долларов в год на инвестиции и инновации в области экотуризма. В 2019 году норвежское управление по охране окружающей среды раздаст регионам 1,2 миллиона долларов на укрепление старых туристических троп или постройку новых, чтобы приспособиться к увеличивающемуся числу туристов.

По мнению Хаакена Кристенсена, главная беда — те 10 или 15 маршрутов, о которых трубят соцсети. Он рассказывает, что когда людей стало приезжать все больше, тропы пришлось расширить и даже запустить два или три параллельных маршрута.

Популярный маршрут Прекестулен ("Кафедра проповедника"), который завершает гигантский утес высотой 604 метра над красивейшим Люсе-фьордом, в прошлом году посетили 300 тысяч туристов. Государство выделило грант на расширение тропы, увеличение парковки и улучшение мусорной системы. Кристенсен считает, что по мере роста природного туризма главная цель — создать правильные условия как для природы, так и для людей.

Вид на Прекестулен

Страна начала работать над развитием этого направления еще в 2007 году. В 2013-м Норвегия стала первой страной в мире, внедрившей национальный стандарт экологических туристских дестинаций — сейчас его в качестве модели использует Глобальный совет по устойчивому туризму — это международный центр аккредитации для туристического бизнеса.

По мнению Нила Роджерса, консультанта по экотуризму с 40-летним стажем, Норвегия — передовик в этой области. Многие норвежцы до сих пор близки к природе. Они ее ценят и уважают и понимают, что должны срочно предпринять какие-то действия, чтобы защитить и сохранить окружающую среду и культуру.

Как норвежский стандарт экотуризма стал мировым

Национальный стандарт экологических туристских дестинаций — это не просто оставить записочку в гостинице с просьбой не менять полотенца каждый день. В нем шесть разделов, 45 критериев и 108 показателей в области природы, культуры, окружающей среды, социальных ценностей, вовлеченности населения и экономической рентабельности. Чтобы воплотить стандарт в жизнь, туристская дестинация должна принять меры по энергосбережению, продвижению местной культуры и кухни, построить инфраструктуру — поставить указатели, проложить или обновить тропы для пеших маршрутов. Прежде чем выдать аккредитацию, все эти изменения проверяют. Процесс занимает два-три года. Глобальная цель — чтобы все туристические места в Норвегии соответствовали этому стандарту.

В начале 2019 года аккредитацию получили 13 мест и еще 23 были на очереди. Среди них Свальбард, или Шпицберген, — архипелаг в Северном Ледовитом океане между Норвегией и Северным полюсом. Его столица Лонгйир, где живут 2 100 человек, — не только самый северный город на планете, но и город, который наиболее сильно затрагивает глобальное потепление. Его основал американский промышленный магнат Джон Лонгйир, который в 1906 году построил там угольную шахту. Сейчас из всех шахт на острове работает только одна. Там же находится Всемирное семенохранилище — подземный банк, где хранятся образцы семян основных сельскохозяйственных культур, крупнейшее из 1 750 существующих хранилищ. За шесть лет температура на Шпицбергене увеличилась на 9 градусов, но до сих пор 140 тысяч туристов ежегодно приплывают туда на рейсовых лайнерах, чтобы посмотреть на ледники, белых медведей и северное сияние.

Церковь в Шпицбергене

Туризм — единственная негосударственная отрасль, которая приносит Лонгйиру доход. Ронни Брунволь, советник по туризму в старейшем норвежском агентстве по экотуризму Mimir, участвовавшем в разработке туристического плана для Шпицбергена, считает, что получить аккредитацию не значит быть экологически устойчивым — это значит быть полностью ответственным за устойчивость во всех сферах: от социального благополучия до природного, от климатического до экономического.

Шпицберген принял меры по сокращению туризма: круизным лайнерам на тяжелом топливе запрещено приближаться к водам национального парка, остров широко не рекламируют, вся туристическая активность сосредоточена вокруг города, чтобы сократить количество туров на снегоходах. Сейчас разрабатывается план по продлению среднего времени пребывания на острове, чтобы уменьшить транспортную активность и, соответственно, углеродный след. Еще идея — устроить съемки с дронов и совместить их с 3D-технологиями, чтобы представить миру потрясающие виды Шпицбергена. Зачем показывать людей белым медведям, когда белых медведей можно показать людям?

Со стороны Норвегия кажется одной из редких прекрасных стран вроде Новой Зеландии или Швейцарии, где куда ни взглянешь — озеро, фьорд или гора, а каждый житель — сверхчеловек и проводит все свободное время на природе. Норвежское общество поддерживает своих сверхлюдей и их образ жизни. Забота о природе и ее изучение — неотъемлемая часть образования, а общественный транспорт может увезти далеко за город. Есть даже слово "friluftsliv" ("жизнь на свежем воздухе") — то, что норвежцы и другие скандинавы практикуют с рождения.

По словам Гауте Хагерупа, главы отдела смарт-городов и мобильности в Innovation Norway, экологичность — очень важное понятие для норвежского общества, буквально часть его генома.

В 2019 году бюджет норвежского министерства климата и окружающей среды составляет 1,6 миллиарда долларов. Часть его составляют фонды, предназначенные для поддержки проектов по защите окружающей среды в области сельского хозяйства и транспорта. Еще 63,5 миллиона долларов Innovation Norway потратит на инвестиции в природоохранные технологии. Примеры подобных инноваций повсюду.

В центре Осло почти нет машин, вместо них широкие тротуары и велодорожки, 56 % общественного транспорта питает возобновляемая энергия, например биогаз, который получают из биоотходов и канализации. Использование общественного транспорта с 2007 года выросло на 50 %, реки и их русла восстанавливают, делая их более пригодными для естественных обитателей, доступными для людей, а также для отвода ливневых вод. В 2019 году Европейская комиссия присудила Осло титул "Зеленая столица Европы" (https://ec.europa.eu/info/news/oslo-starts-its-year-european-green-capital-2019-2019-jan-04_en). Даже 20 лет назад выбраться из города на природу было очень легко — уже тогда прямо из центра до леса добирались на трамвае.

Часть бюджета Осло направляют на климат: уменьшение выбросов углерода на предприятиях, в жилом и транспортном секторе. Городские организации каждый год отчитываются о выбросе углерода. Хагеруп говорит, что представители ООН настолько вдохновлены, что посещают Норвегию с целью перенять эти практики и сделать их глобальными.

Но и это еще не все. В марте 2019 года 58 % всех проданных новых машин составляли электромобили. Планируется, что к 2025 году их будет 100 %. Прошлым летом запустили Future of the Fjords — первый электрический корабль на 400 пассажиров. Судно стоимостью 17 миллионов долларов возит туристов по Нерёй-фьорду, включенному в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Компания Avinor, которой принадлежат норвежские аэропорты, к 2025 году собирается создать гибридный самолет, способный пролететь на расстояние более 950 километров. К 2040 году все внутренние перелеты будут использовать электричество. Также Норвегия потратит миллиард долларов на постройку двухполосных велодорожек внутри и по периметру крупнейших городов, чтобы люди могли безопасно ездить на работу и домой на велосипедах.

Первый электрический корабль Future of the Fjords

Гауте Хагеруп одобряет решительные действия норвежских политиков. По его словам, их стратегия — не строить невыполнимые долгосрочные планы, а разбивать их на четкие небольшие задачи и выполнять их.

А еще Норвегия добывает и экспортирует нефть. Не очень sustainable?

Несмотря на все экологические инновации, Норвегии еще есть над чем работать. Богатая независимая страна не входит в ЕС и занимает пятое место из 65 после Швеции, Дании, Швейцарии и Финляндии в рейтинге устойчивости стран (Country Sustainability Rating), Россия занимает в нем 54-е место. Его разработала RobecoSAM — группа специалистов по инвестициям, чья цель — инвестировать в устойчивую экологию.

В то же время независимая служба по надзору за климатом Climate Action Tracker (CAT) в 2018 году невысоко оценила Норвегию, поскольку страна не может удержать уровень потепления ниже чем на 2 градуса по Цельсию, тогда как лимит по Парижскому соглашению — 1,5 градуса. Анджей Анцигир, эксперт по изменениям климата и сотрудник берлинской компании Climate Analytics — одной из трех исследовательских организаций, отвечающих за CAT, — объясняет низкую оценку Норвегии завышенными ожиданиями относительно этой страны. По словам Анцигира, ложка дегтя в бочке углеродо-нейтрального норвежского меда — это нефть. Норвегия производит 2 % мировой нефти, выкачивая из морских скважин 1,7 миллиона баррелей ежедневно. Это топливо для Государственного пенсионного фонда Норвегии, который составляет триллион долларов и обогатился за счет избыточных доходов нефтяного производства. В 2017 году Петер Эриксон, старший научный сотрудник Стокгольмского института окружающей среды, обнаружил, что выброс углерода от норвежских поставок нефти в десять раз больше, чем выброс углерода внутри страны.

В марте 2019 года Норвегия объявила о постепенном выводе инвестиционного капитала из долей в компаниях, занимающихся поиском скважин и добычей нефти и газа. Страна не прекратит инвестировать в компании по очистке и продаже нефти. А в апреле парламент отозвал поддержку бурения у Лофотенских островов, где залежи на дне моря, предположительно, составляют от 1 до 3 миллиардов баррелей. Если Норвегия откажется от работ на этой арктической территории, ей не удастся поддерживать те же уровни добычи.

В 2018 году Норвегия стала пятой в рейтинге активного туризма в развитых странах, который опубликовала Ассоциация приключенческого туризма (Adventure Travel Trade Association, ATTA). Страну обогнали Исландия, Швейцария, Германия и Новая Зеландия. Рейтинг строился по десяти критериям ответственного туризма, один из них — политика экологического развития.

Кристофер Дойл, управляющий директор ATTA по Европе и Центральной Азии, говорит, что за последние десять лет Норвегия изменила курс с попыток просто привлечь туристов на поистине экологическое развитие. Он считает норвежцев и других северян невероятно изобретательными: они ежемесячно генерируют новые идеи, готовы сотрудничать, учиться, пробовать новое, бесстрашие позволяет им внедрять потрясающие нововведения. Дойл думает, что проблема Норвегии — круизные лайнеры.

Согласно данным Норвежского центра изучения транспорта, количество туристов на круизах в Норвегию увеличилось со 100 до 800 тысяч за последние 25 лет и к 2060 году должно достигнуть 1,6 миллиона. Норвегия пытается уменьшить влияние этой области на окружающую среду. Круизная компания Hurtigruten вместе с Rolls-Royce в этом году выпустит новый корабль с дополнительным электрическим двигателем, позволяющим сократить потребление топлива на 20 %. В 2020 году будет готов корабль с гибридным двигателем, на котором можно перемещаться на более дальние расстояния. Hurtigruten и государственная компания Enova инвестировали в проекты 14,2 миллиона долларов.

Hurtigruten сотрудничает с локальными сообществами. Эллинор Гутторм Утси — саамка и оленеводиха. Вместе с мужем они основали Davvi Siida — туристический бизнес на мысе Нордкин, самой северной континентальной точке Норвегии. На их туре "Вкус Лапландии" за два с половиной часа пассажиры Hurtigruten знакомятся с местными традициями и образом жизни. Ежегодно тур посещают 5 тысяч пассажиров с лайнеров, а более независимым путешественникам семья может сдать жилье. Также они делают саамские сувениры. Эллинор вспоминает ощущения после первого тура — новый бизнес показался ей продажным. Но после 12 успешных лет в деле она уже так не думает. Эллинор видит, что людям важно знакомиться с саамами и их историей. Она рассказывает гостям о прошлом и будущем оленеводства. Ее задача — показать туристам, что саамская культура живет не только на страницах книг.

Другие турфирмы тоже заботятся об экологии и устойчивости. Дидрик Осе и Петтер Торсен, бывшие морские спецназовцы, основали компанию Adventure Travel Norway. Она специализируется на активных видах спорта, не оставляющих углеродный след: велотуризме, трекинге и каякинге. Партнеры возят гостей не на минивэне, а на электромобилях или даже общественном транспорте. Например, весной, когда дороги закрыты для машин, они могут организовать крутейшую поездку на электрических велосипедах по "Лестнице троллей" — знаменитому серпантину, где на каждом повороте то крутой утес, то живописный водопад. Велосипедисты берут с собой лыжи, чтобы, поднявшись в горы, покататься на заснеженных вершинах.

Дидрик Осе считает, что Норвегия как демократическая страна должна делиться богатством и мудростью, чтобы изменить мир к лучшему. А если на этом получается еще и зарабатывать — вот он, пример устойчивого бизнеса.

Читайте также:

Мой район