Павильон "Металлургия" и ГЭС-2: за какие проекты реставрации могут проголосовать москвичи

Выясняем, почему здание электростанции — идеальное пространство для искусства, и знакомимся с инженерными открытиями Льва Кекушева.

В седьмой раз жители столицы выбирают лауреата конкурса «Московская реставрация». Голосование в проекте «Активный гражданин» уже идет, а зданию, которое предпочтет большинство, будет присуждено первое место в номинации «Лучший объект реставрации по версии “активных граждан”». Москвичам предлагается выбрать один из пяти отреставрированных памятников архитектуры. Среди них — доходный дом, один из самых красивых павильонов ВДНХ и бывшая ГЭС-2. Самое интересное о претендентах и работе реставраторов — в материале mos.ru.

ГЭС-2: новый генератор культуры

В начале декабря в Москве откроется новое культурное пространство. Реставрацию электростанции ГЭС-2, построенной в неорусском стиле еще в 1904–1908 годах, можно назвать одним из знаковых проектов года.

Автором здания ГЭС-2 был архитектор Василий Башкиров, однако в первоначальном виде электростанция простояла лишь до конца 1920-х. Она неоднократно менялась: появлялись пристройки, исчезла башенка с часами, а в самом начале войны разобрали каменные трубы котельной, чтобы немецкая авиация не могла использовать их в качестве ориентира.

В 2014 году началась разработка проекта реставрации и приспособления для современного использования: в здании бывшей ГЭС-2 было решено создать современный Дом культуры. Авторы концепции подчеркивают, что это будет пространство, активными участниками мероприятий которого станут посетители. Здесь разместятся выставочные площади, творческие мастерские, библиотека, концертный зал, просветительские классы, студия звукозаписи, фотолаборатория, кафе, магазин и пекарня.

На первом этапе реставрации убрали все поздние пристройки. Специалисты усилили конструктив, поскольку на него предполагается большая нагрузка. А внешний вид исторических лестничных маршей, несущих металлических ферм и сводов бережно сохранили.

Это значимое и необычное здание начала ХХ века. Архитектор выбрал нестандартное воплощение для производственного объекта: здесь есть черты неорусского стиля и даже храмовой архитектуры. Василий Башкиров использовал интересные для того времени инженерные решения: очень тонкие профили и сечения, эффективную геометрию, за счет которой достигалась высокая несущая способность. Здание изначально имело зальную структуру с открытым многосветным пространством. Избавив его от многочисленных пристроек, дополнительных этажей, антресолей, мы вернули ему первоначальный вид. Историческая планировка органично вписалась в новую концепцию объекта. Теперь вместо оборудования там разместятся произведения искусства», — рассказывает главный архитектор проекта с российской стороны Анастасия Надеева.

Реставраторы воссоздали шатровую башенку с часами. «В башне располагается библиотека, и нам нужно было придумать что-то для доступа к верхним книжным полкам. Мы поставили там необычную винтовую лестницу с каркасом из закрученного швеллера», — отметила Анастасия Надеева.

Павильон ВДНХ № 11: сельское хозяйство Казахстана и череда удач

Павильон «Казахская ССР» на главной выставке страны строили в 1949–1954 годах по проекту Игоря Петрова, Николая Куприянова и Толеу Басенова. Центральная часть главного фасада оформлена в виде трехпролетной арки и отделана майоликовым керамическим декором, а также украшена четырьмя скульптурами: колхозницы, сталевара, казахского поэта Джамбула Джабаева и передовика сельского хозяйства Чиганака Берсиева. В 1964-м павильон получил новое название «Металлургия», а в 1966–1967 годах был полностью реконструирован. Современная реставрация началась в 2017 году.

Никто не предполагал, что под обшивками 1960-х годов были скрыты огромные фасадные горельефы. Однако, к нашему удивлению, когда часть обшивок сняли, выяснилось, что горельефы практически полностью сохранились. Это огромная удача. Лишь один из кусков композиции на северо-восточном фасаде около двух метров длиной был разобран — там в свое время прорубали дверной проем. А все остальное, хоть и подпорчено, закрашено, но вполне живо-здорово. Горельефы там интересные, на сельскохозяйственную тематику: на них изображены коровы, лошади, овцы», — рассказывает Григорий Мудров, научный руководитель проекта, генеральный директор ООО «Фирма “МАРСС”», почетный реставратор города Москвы.

Декор фасадов стал первой большой проблемой для реставраторов. Майолика, украшающая здание, была цветной, а архивные фотографии 1950-х годов — черно-белыми. Реставраторы вычислили по фотографиям структуру, но определить оригинальные цвета было практически невозможно.

Цвет и характер рельефности выдумать нельзя, они должны быть воссозданы с высоким уровнем достоверности. Нам повезло: в засыпках на чердаке и в слое грунта, который мы откапывали под отмостку, нашлись фрагменты этого декора, около 30–40 штук. И по счастью, первоначального цвета. Гамма интересная, например сочетание лимонно-желтого и кобальта, такого энергичного темно-синего цвета», — вспоминает научный руководитель проекта.

Но это была не последняя проблема и не последняя удача, которые ждали реставраторов. Центральный зал павильона имел два световых купола: наружный и внутренний, которые были утрачены. Изображение внутреннего осталось только на черно-белых снимках. Было непонятно, как его восстанавливать.

Логично предположить, что листья должны быть зелеными, яблоки — красно-желтыми, колосья — желтыми. Но оставалось неясным, какие именно оттенки у всех элементов. И снова удача! Обнаружилась цветная кинопленка 1950-х годов с изображением этого купола. Еще одна история была связана с воссозданием скульптур. Джамбула Джабаева пришлось делать по фотографии, потому что аналогов мы не нашли, но хорошо, что снимки были достаточно детальные. А когда мы начали делать модель для Чиганака Берсиева, историк ВДНХ предоставил информацию о том, что вторая отливка этой скульптуры до сих пор стоит в Казахстане», — говорит Григорий Мудров.

Дом Быкова: инженерные находки Льва Кекушева

Доходный дом для купца Василия Быкова построили в 1909 году по проекту знаменитого архитектора Льва Кекушева. Четырехэтажное здание с волнообразными эркерами и криволинейными карнизами стало одной из последних работ мастера московского модерна.

Во времена Быкова на первом этаже располагались булочная, аптекарский магазин, домовая контора и квартиры. Остальные помещения занимали квартиры для сдачи внаем. Дом был оснащен канализацией, горячей водой и паровым отоплением — большая редкость по тем временам. В проекте Лев Кекушев применил передовые технологии, например вместо деревянных использовал железобетонные перекрытия.

Еще в начале 2000-х годов в доме сохранялась первоначальная планировка и декоративное убранство: кекушевская оконная и дверная столярка, дутые оконные стекла, облицовка фасадов и лепнина. Но в 2009-м случился сильный пожар. В 2013 году начались противоаварийные работы, а затем комплексная реставрация.

Как рассказал автор проекта реставрации Владимир Кузнецов, несмотря на аварийное состояние дома, сохранилась часть подлинных элементов, например фрагменты лепнины, оконных и дверных столярных заполнений. Но декор в результате эксплуатации, пожара и последующего попадания влаги сильно пострадал. Поэтому его пришлось реставрировать на месте, затем вырезать фрагменты, отливать в мастерской и вновь устанавливать. Это были сотни и сотни деталей, специалисты проделали колоссальную работу.

Лев Кекушев — не только гениальный архитектор, но и инженер. И на мой взгляд, в этом проекте самое интересное — именно инженерная сторона. Там использована уникальная для того времени схема: основные несущие конструкции (наружные стены и стены лестничных клеток) — это каменная кладка, а вся внутренняя планировка основывалась на металлическом каркасе, то есть была свободной. Это значит, что в процессе эксплуатации она могла меняться, при этом ни перекрытия, ни несущие конструкции не затрагивались. Я расспрашивал опытных реставраторов — такого в Москве в жилой архитектуре того времени не встречалось, это единственный пример», — рассказывает Владимир Кузнецов.

Малороссийское подворье: четыре века истории

В районе современной улицы Маросейки в первой половине XVII века жили в основном иностранцы, среди них — ганзейский купец Д.Н. Рутц, который в 1630–1640-е годы начал возводить в своем дворе каменные палаты. За несколько веков их многократно перестраивали, у здания менялись владельцы, среди которых были, например, Нарышкины и князь Кантемир. В начале 1870-х годов часть здания была разделена на жилые квартиры. С 1889 по 1912 год в доме, помимо жилых квартир, находились Елисаветинская женская гимназия, рукодельное училище, аптека, типография с магазином.

История у здания богатая, в чем убедились реставраторы, слой за слоем раскрывавшие элементы разного времени.

Нашей задачей было сохранить не только самые ранние части здания, относящиеся к XVII веку, но и более поздние наслоения XVIII и XIX веков. По всему дому было сделано много раскрытий и зондажей. Мы обнаружили множество интересных находок. Например, на первом этаже, который имел хозяйственное назначение, нашли фрагменты колонн XVII века, нарышкинского времени. Это была огромная удача, и мы вместе с новым владельцем здания решили, что фрагменты после реставрации нужно оставить в интерьере», — рассказывает Елена Одинец, научный руководитель проекта.

Также были найдены следы внутристенной лестницы и печей, уникальные наличники и многое другое. Особенно ценной находкой стали печные изразцы 1760 года, на которых изображены сценки из сельской жизни: рыболов, барышни с зонтиками, домики. В простенках обнаружились подсвечник из белой глины XVII века, фрагмент керосиновой лампы, лапоть, малахитовый ларец.

На третьем этаже реставраторы нашли церковные росписи XIX века (в 1880-х годах в одной из комнат была устроена молельня). «Поскольку сюжет был изображен на штукатурке по дранке, работа была сложной и дорогостоящей. Изображения выпиливали со штукатурки, накладывали на холст и затем реставрировали. Эту живопись решили оставить в интерьерах дома», — отмечает Елена Одинец.

Дом Третьяковых: сочетание подлинного и позднего

Дом в 1-м Голутвинском переулке известен тем, что здесь родились известные меценаты: основатель Третьяковской галереи Павел Третьяков и коллекционер Сергей Третьяков. Здание принадлежало семье Третьяковых с 1795 года более 100 лет. В XIX веке его неоднократно перестраивали. Сейчас дом находится в ведении Государственной Третьяковской галереи. Здание было решено отреставрировать и открыть в нем музейно-мемориальный центр, посвященный Третьяковым. Планируется, что он начнет работу в конце декабря.

Это типичный замоскворецкий домик: каменный низ и деревянный верх. Примечателен он тем, что в нем где-то до 10 лет жили братья Третьяковы. Когда семья переехала, дом сдавался внаем. В 1980-е его частично реставрировали, но не закончили работу, и он был фактически заброшен. Наша задача состояла в том, чтобы отделить все позднее от подлинного и подчеркнуть это в пространстве нового музея. Посетители увидят интересные элементы стен и подвалов благодаря раскрытым зондажам», — рассказала Наринэ Тютчева, руководитель архитектурного бюро «Рождественка».

Специалисты укрепили обветшавшие стены и провели вычинку кирпичной кладки. По чертежам на основе исторических данных восстановили деревянные оконные рамы из дуба, а латунную фурнитуру отливали вручную по старинным образцам. На фасаде первого этажа воспроизвели участки белокаменного карниза, облицовку цоколя, подоконники. Сохранившийся фрагмент подполья с лучковой аркой был законсервирован и стал экспонатом музея.

Мой район