КХЛ перенесла первую игру из-за коронавируса. Почему это опасный прецедент

Неделю назад Морозов говорил, что предпосылок к переносам нет.

Мы проводили совещания с руководителями клубов, объясняли, что у нас очень плотный календарь. Мы видим результаты тестов игроков в онлайн-режиме. Сейчас критической ситуации в КХЛ нет, чтобы задумываться о переносах игр. Есть молодежные составы, есть фарм-клубы. В такой ситуации молодые игроки могут получить свой шанс и закрепиться в КХЛ, — эти слова президент КХЛ Алексей Морозов произнес в день старта нового сезона.

Не прошло и двух недель, а лига объявила о первом переносе из-за вспышки коронавируса. Под нож попал сегодняшний матч между «Нефтехимиком» и рижским «Динамо», который должен был пройти в Риге.

«Матч «Динамо» Рига — «Нефтехимик», который должен был состояться в пятницу 11 сентября, перенесён. По прилёту в Ригу хоккеисты «Нефтехимика» прошли обязательные экспресс-тесты на SARS-CoV-2. У семи игроков выявлены первично положительные результаты. Команда «Нефтехимик» вылетает в Санкт-Петербург, где в полном составе оперативно пройдет дополнительное тестирование на SARS-CoV-2 в комбинации ПЦР+IgG. Расширенное исследование позволит получить более точные результаты и принять дальнейшее решение о выездной серии команды. О дате и времени переноса матча «Динамо» Рига — «Нефтехимик» Континентальная хоккейная лига сообщит дополнительно», — такое заявление вышло на официальном сайте КХЛ.

Первым делом стоит отметить, что в «Нефтехимике» и до этого выявления заболевших была одна из самых тяжелых ситуаций с коронавирусом. Полудублирующим составом нижнекамцы выходили еще на стартовый домашний матч со СКА. Целый ряд молодых игроков дебютировали в КХЛ. Болел и главный тренер «волков» Вячеслав Буцаев. Теперь все серьезнее. Но достаточный ли это повод для переноса матча?

Возвращаемся к словам Морозова. Президент лиги справедливо говорит о том, что в случае заражений в первой команде нужно привлекать игроков из ВХЛ и МХЛ. Как здесь обстоят дела у «Нефтехимика»? Собственного фарм-клуба у нижнекамцев как не было, так и нет. Отношения с ЦСК ВВС продуктивными тоже не назовешь. Вызывать из Самары толком некого. С молодежной командой ситуация иная. «Реактор» — одна из сильнейших команд МХЛ, откуда можно черпать резервы. Чем, собственно, в Нижнекамске и занимаются. Дыры, возникшие на старте сезона, затыкали именно игроками «Реактора». В частности, первый результативный балл в КХЛ успел набрать сын главного тренера.

Проблема даже не в том, что состав молодежной команды не бездонный. В теории нескольких игроков «Реактора» можно было вызывать в срочном порядке. У молодежной команды «Нефтехимика» сегодня домашняя игра с «Сибирскими Снайперами». Отбывших в Ригу могли бы заменить пацанами из ЮХЛ или ДЮСШ. Вот только экстренно оформить визы в Латвию не получилось бы ни при каких условиях.

Вот и получается, что такое решение КХЛ — побочный эффект ее же международного статуса. В любых других ситуациях, кроме выезда в Латвию или Хельсинки, клубы могут воспользоваться усилением из фарм-клуба или молодежной команды. В Китай в этом сезоне перелеты не запланированы, а в Казахстан российские граждане могут въезжать по внутреннему паспорту.

Впрочем, так ли все однозначно?

Почти сразу после заявления лиги анонимный телеграм-канала «Вброс шайбы» выдал свою версию произошедшего. Якобы из семи человек, сдавших положительный тест на коронавирус, только шесть — хоккеисты. Но это еще не все. По информации все того же источника, у половины из этой шестерки тесты ложноположительные. То есть фактически «Нефтехимик» недосчитался всего троих игроков. Можно было бы сыграть с «Динамо» в три звена? Очевидно, что да. «Куньлунь» в таком режиме живет и без коронавирусного вмешательства.

Если делать все по всей строгости, то после сданных положительных тестов у семи представителей «Нефтехимика» изолировать впору всю контактную группу. А это не только здоровые игроки нижнекамской команды, но и их предыдущий соперник — «Йокерит». Всего два дня назад финский клуб громил у себя в Хельсинки соперника, не подозревая, что часть из игроков противоположной команды уже больна COVID-19. Однако в КХЛ еще до начала сезона решили, что на карантин будут отправляться исключительно те, кто сдал положительный тест. В ином случае чемпионат можно закрывать на второй неделе. Так почему в Санкт-Петербург летит вся команда, а не только те хоккеисты, провалившие тест?

Если очень серьезные варианты возникнут у отдельных клубов, будем искать окна, договариваться о переносе матча. Если будет установлено, что клуб — виновник, не придерживался нашего положения, ему техническое поражение будет засчитано, — говорил Морозов в начале августа.

Что такое «серьезные варианты»? Стоит ли считать форс-мажором ситуацию с тремя или даже шестью заболевшими? А если у «Нефтехимика» систематически вылетают из-за коронавируса игроки и тренеры — не повод ли это заподозрить нижнекамцев в несоблюдении положения о COVID-19?

А еще во всей это ситуации смущают слова Морозова о том, что переносы возможны до тех пор, пока есть окна в календаре. Но если одна из команд массово заболеет, скажем, в январе, и времени для переигровки уже не будет, ей засчитают техническое поражение. Справедливо ли это? Судите сами. Таким образом, главенствующим становится календарь. Кому-то повезло отправиться за рубеж в сентябре или октябре, а если любая другая команда попадет в положение «Нефтехимика» в феврале, ей гарантированы 0:5. А там, глядишь, кто-то останется из-за этого технического поражения без плей-офф. Уволят тренера, разгонят игроков…

Трудно требовать от КХЛ идеального регламента в смутное время, когда никто не знает, что будет завтра. Неправильно критиковать лигу за то, что она, как и все мы, впервые оказалась в столь экстремальных условиях. И где-даже можно понять руководство КХЛ, которое старается сглаживать острые углы и не пережимать гайки раньше времени. Но важно помнить, что любой закон теряет ценность, если он избирателен. Выписав техническое поражение «Йокериту» за неявку на матч в Минск, КХЛ четко дала понять, что политических жестов от клубов впредь не допустит. Перенос игры «Динамо» — «Нефтехимик» — это точно такой же прецедент. Кода в следующий раз какой-либо клуб потеряет три, шесть или десять игроков из-за коронавируса, в адрес лиги последует справедливый вопрос: «а чем мы хуже?».

Поделитесь с друзьями: