"Под маской Венеции". Гид по новой выставке музея-заповедника "Царицыно"

Гондолы, маски и гравюры: о том, как смотреть масштабную экспозицию о жизни венецианцев в XVIII веке, рассказывает ее куратор Дарья Колпашникова.

В музее-заповеднике «Царицыно» открывается новая выставка, посвященная Венеции — городу, которому в этом году исполняется 1600 лет. Экспонаты привезли из музея Коррер, Музея стекла, палаццо Ка-Реццонико, где располагается Музей Венеции XVIII века, и палаццо Мочениго (музей текстиля и костюмов). У проекта, задуманного еще в 2018 году, два куратора — Дарья Колпашникова, кандидат искусствоведения, сотрудница музея-заповедника «Царицыно», и Кьяра Скуарчина (Фонд городских музеев Венеции).

Выставка расположилась в девяти залах царицынского Хлебного дома. Один из них — лекционный: там будут проходить встречи со знатоками в области искусства и детские занятия, состоится показ фильма о русских путешественниках в Венеции. Остальные восемь — каждый по-своему — раскрывают образ старинного города через экспонаты, предметы быта XVIII века, многие из которых приехали в Москву впервые.

Знакомство с городом

Первый зал, в который попадают гости, посвящен знакомству с Венецией. Здесь собраны предметы вроде носа старинной гондолы, украшенной серебряной ковкой. Гребная лодка гондола — настоящий символ города, основное средство передвижения по венецианским каналам. В XVIII веке появился регламент ее изготовления, который с тех пор не менялся. Длина гондолы и по сей день составляет 11,05 метра — ни больше ни меньше.

Еще один символ Венецианской республики, который можно увидеть в этом зале, — золотая скульптура льва из музея Коррер. Царь зверей — символ святого Марка, покровителя Венеции. Изображение льва встречается на старинных дворцах, домах и даже церемониальных одеяниях. Современные венецианцы, кстати, тоже чтят льва: например, победителей Венецианского кинофестиваля с 1949 года награждают премией «Золотой лев».

Выставка, построенная по принципу игры, позволяет гостям примерить на себя роль жителя Венеции XVIII века и представить, как жили высокопоставленные вельможи, деловитые купцы, богатые дамы и беспечные кутилы, которые нередко заканчивали свои дни в сырых темницах. На стене первого зала находится необычная карта экспозиции. Каждый последующий зал на ней представлен небольшой прозрачной коробочкой. Внутри коробочек — бумажные силуэты, дающие представление о теме, которой посвящен зал. Например, в коробочке, соответствующей залу, посвященному карнавалу, находится шут. На карту нанесены два маршрута, и из первого зала зрители могут пойти направо или налево.

Карнавал 

Дорога направо ведет на знаменитый Венецианский карнавал. Сюда в XVIII веке съезжались гости со всей Европы. На улицы, предварительно надев карнавальную маску и специальный костюм-домино, выходили все — старики, дети, простые люди, высокопоставленные господа. Во время праздника не существовало бедных и богатых, старых и молодых — все были равны. Друг к другу участники карнавала обращались исключительно как «господин Маска» или «госпожа Маска». Даже если человек по каким-то признакам был узнаваем, его все равно приветствовали только так.

На фоне инсталляции из современных масок, окрашенной в приятный зеленый, выделяется один ценный экспонат бежевого цвета — старинная маска баута, позволявшая участнику карнавала максимально обезопасить себя от узнавания. Самая ее выдающаяся деталь, клюв, нужна не для эстетики, а для искажения голоса. Способствовали сохранению инкогнито и очень маленькие вырезы для глаз. Вдобавок к бауте использовали вуали и капюшоны. Экспонат привезли из музея палаццо Мочениго.

Если днем можно было ограничиться одной только маской, то вечером наряжались в праздничные костюмы. Чаще всего участники одевались «дикими людьми» и персонажами комедии дель арте — Пульчинеллой, Арлекином, Бригеллой, Коломбиной. Как выглядели эти костюмы, подробно рассказывают иллюстрации из старинных книг.

Отдельные гравюры показывают, как на площади Сан-Марко в самый яркий карнавальный день, Жирный четверг, проходила массовая охота на медведя или быка. После нее всех ждал сытный пир, соответствующий названию этого дня. По окончании трапезы едоки, вооруженные деревянными щитами и мечами, устраивали уличное шествие. Венецианцы делали это в память о событиях середины XII века, когда за статус религиозного центра враждовали жители городов Градо и Аквилея. Одну сторону поддерживал Папа Римский Александр III, другую — император Фридрих Барбаросса. В результате битвы в 1162 году больше семи сотен аквилейских пленников попали в Венецию, которая поддерживала Градо. Дож согласился отпустить епископа Аквилеи и 12 священников в обмен на быка и 12 свиней. Униженных аквилейцев выгнали из города под крики венецианских мясников, которые ловили скот и свежевали туши.

Таким Жирный четверг был в Венеции ежегодно до середины XVI века, когда дож Андреа Гритти распорядился оставить только бой с быками. Его проводили еще два с половиной столетия — вплоть до последнего в истории республики карнавала 1797 года.

Казино 

После карнавала — азартные игры. Посреди зала установлен игральный стол, за которым гостям предлагают испытать удачу, разыграв карточную партию с виртуальным соперником на специальных сенсорных экранах.

В XVIII веке Венецианская республика была единственным государством Европы, где азартные игры были признаны законными. Власти поняли: гораздо выгоднее легализовать казино, чтобы их владельцы платили налоги. Типичную сцену из игрального зала воспроизводит огромное полотно (1740–1769) Пьетро Лонги из палаццо Мочениго. Женщины, кстати, могли находиться в казино только в масках.

На картине изображена девушка, маска которой, кажется, ни на чем не держится — мы не видим привычных уходящих за уши тесемок. Это не выдумка художника, такие маски действительно существовали: с внутренней стороны в них была специальная пробка, с помощью которой ее можно было удержать зубами. Говорить в маске такого типа было невозможно, что отразилось в ее названии — «немая служанка».

Тюрьма 

За карточные долги можно было отправиться и за решетку. Пенитенциарной системе Венеции XVIII века посвящен отдельный зал, выполненный в приглушенно-мрачных оттенках. Один из экспонатов — первое издание «Истории моего побега из тюрьмы» известного итальянского авантюриста Джакомо Казановы, которая вошла в автобиографию «История моей жизни». Также можно увидеть иллюстрации, посвященные заключению, из других старинных изданий.

Одной из самых страшных тюрем считалась темница во дворце дожа, главы Венецианской республики. Из-за свинцовой крыши в помещении было невыразимо жарко днем и очень холодно ночью.

Еще одна форма заключения — монастыри. Ей посвящено полотно Пьетро Лонги из дома-музея Карло Гольдони. Художник изобразил сцену посещения монахинь родственниками: молодые девушки — за решеткой, их близкие — по другую сторону, развлекают их представлениями с марионетками. В Венеции существовал обычай: в день своей свадьбы молодая девушка навещала свою сестру или подругу детства, томящуюся в монастыре. Учитывая, что многие воспитанницы монастыря оказывались там не по своей воле (туда отправляли, например, бесприданниц), можно назвать этот обычай жестоким. Вряд ли все воспитанницы смиренно принимали тот факт, что судьба ровесниц на воле так разительно отличается от их собственной.

У вельможи 

Если вернуться в первый зал и повернуть налево, можно оказаться в гостях у богатого вельможи. В этом зале собраны костюмы середины XVIII века из палаццо Мочениго и центра истории текстиля и костюмов, зеркала из палаццо Ка-Реццонико, Музея Венеции XVIII века, стеклянные фрукты-обманки из Музея стекла. Мастера-стеклодувы на острове Мурано близ Венеции считались лучшими в Европе с XV до XVIII века.

Фрукты-обманки — невероятная ценность и редкость — сохранились в небольшом количестве. На торжественных приемах хозяева любили шутить: смешивали их в вазах с настоящими фруктами, которые были очень дорогим, роскошным лакомством. И обманки, и костюмы очень хрупкие. Обычно музеи неохотно дают их для перевозки. Путешествие экспонатов из этого зала превратилось в сложную операцию.

Все началось с замеров экспонатов непосредственно в музеях и изготовления под них климатических ящиков из дерева и других материалов (их обезжирили, проверили, нет ли в них жуков-вредителей). Затем в ящики поместили множество слоев специальной бумаги. Тщательно упакованные по одному стеклянные фрукты оказались в вырезанных в поролоне нишах. С нарядами-экспонатами в палаццо Мочениго и центре изучения истории текстиля и костюмов обращались тоже очень бережно: каждую складку проложили бумагой, чтобы ничего не помялось и не потеряло свою форму.

После этого ящики аккуратно поместили в грузовик, внутри которого поддерживались определенная температура и влажность. Автомобиль, снабженный специальной пневматической мягкой подвеской, ехал с определенной скоростью и в сопровождении охраны. Авиаперевозка исключена: взлет и посадка для хрупких экспонатов — всегда риск.

В будуаре дамы 

Проходим дальше и оказываемся в дамском будуаре. Здесь мы видим туфельки, корсет на китовом усе, венецианское кружево, маску с вуалью из палаццо Мочениго и центра изучения истории текстиля и костюмов. Напротив них — портрет Элизабетты Кверини Вальер, супруги дожа Сильвестро Вальера, последней коронованной догарессы, мецената, благотворительницы. Полотно привезли из музея Коррер. Рядом — страничка из модного журнала, демонстрирующая зимний наряд. Сотрудники музея допускают, что моделью вполне может быть Элизабетта: те же черты лица, да и даты выхода журнала и ее жизни сходятся.

В своих будуарах богатые венецианки принимали гостей, учителей. Эти женщины были очень образованы, своевольны, всегда стремились к самостоятельности. Они держали собственные аптеки, парфюмерные мастерские, издательства и многое другое.

Кабинет венецианского вельможи 

В кабинете вельможи вас встретит огромное полотно, портрет адмирала Якопо Градениго кисти неизвестного художника из музея Коррера. Венеция в XVIII веке была морской державой, ее называли владычицей морей, и морские полководцы были очень важными фигурами в ее истории.

К предметам живописи, кстати, на выставке относятся наиболее бережно. В помещениях обязательно замеряют количество допустимого света. По правилам музейного хранения нельзя слишком сильно подсвечивать отдельные произведения, чтобы они не выгорали. Поэтому окна в залах закрыты специальными щитами и шторами, которые не пропускают свет, а на самих стеклах наклеена пленка.

Еще здесь представлен стеклянный пистолет — сосуд для венецианского ликера, который монахини настаивали на лепестках роз, а также разнообразные кувшины из Музея стекла. В некоторые выдвижные ящики гости могут заглянуть сами — они наполнены кружевами, муранскими стеклышками, дощечками сандала, полудрагоценными камнями (например, горным хрусталем, лазуритом). Содержимое ящиков — декоративное оформление, поэтому их можно трогать руками. В прошлом подобные вещицы венецианские купцы привозили со всего света, а также продавали в других странах.

Русский зал 

Оформление следующего зала отсылает к Виноградным воротам парка «Царицыно». Напоминание о России неслучайно: венецианские купцы очень любили приезжать сюда. Какой ее видели путешественники, подробно расскажет мультимедийная инсталляция.

Взаимоотношения России и Венецианской республики, прервавшиеся только однажды на время Смуты (1598–1613), имели богатую историю. В XVIII веке в Россию приезжали венецианские художники, архитекторы, музыканты и артисты, многие работали на императорскую семью. До этого Петр I отправлял своих приближенных в Венецию обучаться морскому делу.

Венецианцы особенно восхищались русскими праздниками — невероятно роскошными, ошеломительными. В зале представлены пушки из музея-усадьбы «Останкино», из которых когда-то выпускали салюты. Также можно увидеть портрет графини Шереметевой в маскарадном костюме древнеримской богини войны Беллоны (автор — художник Иоганн Лигоцкий) и праздничную золотую посуду из собрания Государственного исторического музея.

Выставка проходит в рамках открытого фестиваля искусств «Черешневый лес».

Мой район