Сборная Россия навсегда потеряла ключевого защитника. Марио сосредоточится на ЦСКА

Грусть Григория Каленова.
Александр Мысякин, Sport24

Когда Марио Фернандес приезжал в ЦСКА, не было никаких шансов предугадать, что защитник настолько задержится в РПЛ. И уж тем более — окажется в сборной России. Молодого Марио представляли как бразильца не без типичного южноамериканского разгильдяйства: тиражировалась история о том, что он загулял в ночном клубе после первого вызова в главную команду Бразилии и опоздал на самолет. Одновременно с этим Фернандес имел репутацию парня, тяжело переносившего разлуку с близкими. Подписав контракт с «Гремио» в 18 лет, он затосковал по малой родине и пропал. Позднее выяснилось, что Марио тайно рванул к дяде — и в тот момент из-за одиночества был готов бросить футбол.

Бонусом ко всему Фернандес считался одним из самых перспективных фланговых защитников планеты. Ну какая тут сборная далекой и не очень играющей России, в которой тогда и не думали о натурализации легионеров?

Но спустя 6 лет после своего переезда он оказался в ней ключевым футболистом. А теперь официально закончил, чтобы сосредоточиться на клубе: из-за травм и усталости от игры на два фронта.

Фернандес ломал систему с того момента, как о нем заговорили касательно переезда в Россию. Для начала он выбрал ЦСКА, а не «Реал», который тоже охотился за бразильским талантом. Отпахал первый сезон в РПЛ почти целиком и ни разу не дал повода (так было и дальше) вспомнить о былых проблемах с режимом. У бразильцев в нашей стране обычно бывает наоборот, но Фернандесу помогла религия. А потом Марио просто не захотел уезжать, хотя интерес из Европы к нему точно не пропадал:

«Здесь я очень комфортно себя чувствую: меня здорово приняли, я быстро адаптировался и не собираюсь уходить. Хотел бы провести в ЦСКА оставшуюся часть карьеры? Без сомнений, да», — говорил он через три года после трансфера, в 2015-м.

Летом следующего года Марио, будучи трехкратным чемпионом с ЦСКА, получил российское гражданство. Хотя шансы в сборной Бразилии у него тоже были — защитник даже дебютировал за нее в товарняке с Японией.

Кубок Конфедераций Марио пропустил из-за перелома носа. А с домашнего чемпионата мира стал ключевым игроком сборной — наравне с незаменимым при Черчесове Артемом Дзюбой.

На ЧМ он сделал победный ассист с Египтом и забил тот самый гол Хорватии в компенсированное время. По нему Марио запомнят большинство болельщиков, но в его исполнении было и другое: помощь в отборе на Евро (в том числе победный гол с тяжелейшим Казахстаном дома) и незаменимость на правом фланге обороны на протяжении трех лет. Доминацию Марио естественно не мог не заметить и Валерий Карпин. Фернандес хотел закончить в сборной еще перед сентябрьским сбором (и размышлял об этом в интервью Sport24), но главный тренер уговорил его попробовать еще раз. Все закончилось повреждением колена в первой игре.

И снова — все с той же Хорватией.

По решению Марио закончить в сборной нет никаких вопросов. Если он может, он играет — за карьеру в России он собрал 9 травм головы (уникальный случай), но все равно не переставал идти в единоборства любой степени жесткости. С прошлого сезона его действительно не отпускают повреждения: дважды выключала из игры травма бедра и еще один раз — паха. На Евро он ушиб спину в страшном падении, а теперь продолжает восстанавливать колено. По версии «Чемпионата», для полноценного выздоровления Марио нужно около двух месяцев. Если все так, то половина осеннего отрезка уже проходит мимо него.

Жаль, что Фернандес не оказался в сборной России раньше. Возможно, ширина на заключительной трети поля и бешеный функционал Марио как-то помог бы Слуцкому на Евро-2016. Жаль, что он уходит сейчас, когда ему исполняется только 31 — если бы проблем со здоровьем у игрока было бы меньше, он вполне мог продержаться на топовом уровне еще несколько лет.

Жаль нам, но точно не ЦСКА, который снова страдает без ключевого футболиста. А у самого Фернандеса, наверное, просто нет выбора — предыдущий сезон стал для него минимальным по количеству сыгранных матчей в чемпионате за последние 8 лет. Хуже было только в 2013-м, когда травма все того же колена выбила его на полгода.

«Он бразилец. Поэтому оставаться так же [долго], как Акинфеев или Игнашевич, он и не мог, наверное», — говорил в легендарном репортаже про нападающего ЦСКА Вагнера Лава еще более легендарный Юрий Розанов.

Другой бразилец, ставший практически русским, смог. И пошел еще дальше — сравняв с Хорватией, подарил стране самое яркое впечатление со времен Евро 2008 года. И просто глупо после такого припоминать, что он так и не выучил язык.

Время прощаться с Марио еще не настало, он остается в чемпионате России. Но по его застенчивой улыбке в сборной я точно буду скучать.

Мой район